Курс валют
$
74.25
0.95
90.26
0.93
Курс валют
Курс валют
$
74.25
0.95
90.26
0.93
Меню
Поиск по сайту

Компромисс необходим

29.10.2020 08:18 4
Компромисс необходим

Интервью с главным экологом АЛРОСА Полиной Анисимовой: “Может, перестанете говорить, что все плохо, а присоединитесь и поможете сделать лучше?”, вышедшее в начале месяца в “Тайгапост”за какие-то два-три дня срочным образом перепечатана в газете “Якутия”, переведена на якутский язык и опубликована в двух сахаязычных газетах “Кыым”, “Саха сирэ”. К чему бы это?

Так когда-то в спешке переводили на якутский решения ЦК КПСС, выступления высших руководителей партии, репортажи из заседаний правительства для печати. А ведь, по сути, ни при беглом просматривании, ни при внимательном скурупулезном вычитывании, Анисимова ничего нового, полезного нам не сказала…

Как становятся экологом?

Как я понял из интервью, главный эколог алмазодобывающей компании не знает историю создания алмазной промышленности, как все начиналось, какими методами добывались алмазы, какие жертвы приносились со стороны местных жителей. Возможно, она этим и не интересовалась, ведь она в этой сфере человек случайный: на учебу поступила случайно, имея о своей будущей профессии весьма смутное представление.

А как становятся экологом? В детстве зачитываются Маминым-Сибиряком, М.Пришвиным, В. Распутиным, В.Астафьевым, С. Залыгиным. Произведения Михаила Пришвина – это азы в познании окружающего мира, а потом все остальные. Если ты этих классиков в детстве не читал, трудно, невозможно стать настоящим экологом. И мы ими зачитывались, вдобавок еще своими якутскими классиками: Николаем Якутским, Амма Аччыгыйа, Даланом, Иваном Гоголевым, Николаем Калитиным, Иваном Федосеевым, Софроном Даниловым, Тумарчой, которые посвящали свои произведения любви к родному краю и бережному отношению к природе. Стало быть, сахаязычный человек имеет преимущество перед русскоязычным в объеме познании своего родного края, больше понимает боли своей земли. Благодаря творениям своих писателей мы воспринимаем себя как часть этой природы и осознаем, что не можем существовать без нее, а она без нас.

Анисимову в АЛРОСА пригласили из Ханты-Мансийского Автономного Округа. Она работала в ХМАО в тот период, когда нефтяниками творился беспредел в отношении природы. И если бы она, Анисимова, как представитель контролирующего органа, за это кого-то судила или штрафовала по крупному, ее руководство АЛРОСА уж точно не пригласил бы.

Необходимо проводить экологическое просвещение в самой компании!

С ней я согласен в одном, когда говорит:

“Экологи АЛРОСА — не просто сотрудники, это полноценные участники добычи алмазов”.

Я бы даже больше сказал: экологический центр АЛРОСА представляет высший контролирующий орган, от него зависит состояние земли, воды, атмосферного воздуха, животного и растительного мира в регионе и сопредельных территориях, здоровье людей не только в Мирнинском районе, но и людей, проживающих в зоне действия алмазной промышленности.

Своевременный контроль Экологического центра многое предупредит, исключит прорыв дамб, гидротехнических сооружений, сброс неочищенных стоков, промышленных отходов и т.д.

Но, к сожалению, строгое соблюдение природоохранных правил всегда являлось слабым звеном для алмазной компании, слишком много времени понадобилось, чтобы понять это.

Полине бы больше работать со своим руководством, чтобы у них “загорелись глаза”, думали не только о прибыли, и “золотом парашюте”, но и том, что останется после их деятельности. А сельские жители и их дети из Сунтарского улуса, с которыми она разок для пиара сходила на субботник, на своей шкуре испытали негативное влияние сбросов промышленного производства и очень хорошо разбираются в вопросах экологии.

Так, что ей надо больше заниматься экологическим просвещением в своем ведомстве. Это не ерничество, а сложный, нужный и необходимый процесс.

Параллельно ей надо изучить историю алмазной промышленности Якутии. Без этого оформиться как эколог немыслимо.

“Деньги есть. Мозгов нету!”

В спешном освоении алмазных месторождений как всегда “виновата” США. Это они заявили, что русским алмазы, обнаруженные в далекой и холодной Якутии достанутся только через столетия.

Этого было достаточно для срочного созыва пленума ЦК КПСС в 1956 году. Первый секретарь обкома С. Борисов выступил с резкой критикой в адрес министра Цветной металлургии СССР П. Ломако, что, мол, тот не спешит разрабытывать алмазные месторождения. А Петр Фадеевич действительно не спешил, он отлично понимал, что для этого нужны необходимая подготовка, большие деньги, ведь не было ни дорог, ни электроэнергии, ни техники.

Во время выступления Борисова из зала послышались возгласы, осуждающие Ломако, поступили предложения снять его с должности. “Деньги есть. Ума не хватает!”- кричал Хрущев. Так прошел искусно подготовленный Н. Хрущевым спектакль: вышло нужное решение пленума ЦК КПСС.

А П. Ломако с работы не сняли, он после этого еще 30 лет проработал. Петра Фадеевича, специалиста высочайшего класса, опытнейшего министра заменить было некем, а ему пришлость подчинитья ЦК партии. И началось…

Воды с карьера пытались подать за целебную

Алмазный “Клондайк” переманил в Якутию многих, приехали не только романтики “за туманом и за запахом тайги”, прибыли и за “длинным рублем”.

Город Мирный в ускоренном темпе построили рядом с карьером “Мир”, химически токсичные пустые породы стали складировать вокруг города и осаждать его хвостовыми хозяйствами, аэропорт построили опять же около карьера (сейчас его хотят перенести на новое место), обогатительные фабрики запускались по временной схеме без очистных сооружений, без преграждающих дамб и хвостохранилищ.

Геологи, проводившие детальную разведку с подсчетом запасов на трубке “Мир”, предупреждали горняков-разработчиков о том, что на глубине 200 м. имеется высокоминерализованная агрессивная вода и если она выйдет наружу, отравит вокруг все. Разработчики, конечно, проигнорировали предостережения, не спешили подготовить накопитель, а агрессивная вода вышла на поверхность 19 июня 1977 года. Раз заранее не был подготовлен накопитель, ничего не оставалось, как осуществлять прямые сбросы в речную систему.

Так началось отравление рек Ирелях – Малая Ботуобия – Вилюй. Сброс токсичных вод продолжался в течение десяти лет (объем составил около 50 млн.куб.м.), пока не построили накопитель на ручье Тымтайдах объемом всего 17,5 млн.куб.м. Но поскольку он ежегодно переполнялся, агрессивную воду все равно вынуждены были сбрасывать в Малую Ботуобию.

Далее начались кощунственные убеждения населения в том, что эти воды целебные и при глубокой очистке ими можно лечиться и в Мацесту не надо ездить. Пытались даже выпустить в виде минеральной питьевой воды, но по известной причине это дело свернули.

Обогатительные фабрики применяли весьма опасные для окружающей среды химикаты, например реагент бутиловый аэрофлот, мазут бутиловый и вспенитель ОПСБ. Для окончательной доводки концентратов применялся тяжелая жидкость “Клеричи” (муравьино-молоново – кислый таллий). Напомню, таллий является сильнейшим ядом, его ПДК – 0,01мг/куб.м. Были протесты со стороны Минздрава ЯАССР, особенно ЛБТУ (Ленское бассейнвое территориальное управление по регулированию, использования и охраны вод). Кстати, нужно заметить этот ЛБТУ составом всего около 90 единиц охраняло все водные объекты республики, не то, что нынешнее Министерство экологии, численностью около тысячи человек.

Контролирующие органы ЯАССР были за свой народ

Еще в 1966 году Ю.Д.Павлов (Якутрыбвод) говорил:

“Проекты хвостовых хозяйств фабрик № 1,2,4,5,8, драг №201, 202 составлялись без учета правил охраны поверхностных вод от загрязнения сточными водами. Фабрика №8 рудника “Айхал” имеет заполненное хвостохранилище, и сточная вода вместе с хвостами прямостоком сбрасывается в русло р.Сохсолох. В зимний период сточные воды накапливаются, а весной происходит одновременный массовый их сброс, который уничтожает нерестилища рыб и их кормовую базу. В летний период неосветленные сточные воды наблюдаются на расстоянии 200 км от фабрики”.

В 1978 году тот же Ю.Д.Павлов, будучи главным инженером ЛБТУ заявляет:

“В процессе извлечения алмазов применяется ряд реагентов (13 наименований), из них для бутилового аэрофлота (будис-с) и жидкости Клеричи ПДК не установлены, отсутствуют разрешения от Минздрава и Минрыбхоза СССР”.

В справке И.В. Ноговицына (Начальник ЛБТУ) говорится:

“Объединение “Якуталмаз” начиная с 19 июня 1977 года без согласования с контролирующими органами сбрасывались высокоминерализованные сероводородные воды с карьера трубки “Мир” в речку Ирелях.С понижением горных работ в карьере трубки приток подземных вод увеличился и составил на 1 июня 1978 года около 200 куб.м/час, с минерализацией около 70 г/л и содержанием сероводорода около 60,0 мг/л. С 9 по 15 января 1978 года и с 20 марта по 15 мая 1978 года сброс шахтных вод производился во временный накопитель в логе “Горелый”.

5 ноября 1978 года началась повышенная фильтрация минерализованных вод через плотину временного накопителя и к концу дня плотина, рассчитанная на 5 млн.куб.м. не выдержала напора минерализованных вод в объеме 90-95 тыс.куб.м., что привело к ее размыву”.

То есть, лог Горелый является левым притоком р. Ирелях и это была первой серьезной аварией на ее бассейне.

Таким образом, в те времена контролирующие органы ЯАССР всегда пытались предотвратить нарушения природоохранных законов, боролись за природу, всегда предупреждали вышестоящие органы.

Вот еще фрагмент письма Главного санитарного врача ЯАССР И.Я. Егорова в обком КПСС, руководству Якуталмаз и другим:

“Большую опасность представляют сброс неочищенных канализационных стоков города в реку Ирелях. Канализационные очистные сооружения принимают 18 тыс.куб.м. стоков вместо проектных 7,2 куб.м. в сутки. Эффективность очистки стоков на них равна нулю. Сброшенные в реку Ирелях неочищенные и необеззараженные стоки используются в оборотном водоснабжении фабрики №5 и драг №№201 и 202, что представляет большую опасность в распространении инфекционных заболеваний, в том числе холеры”.

Письмо не только правдивое по содержанию, оно пытается предупредить от беды, ведь необеззараженные стоки кроме канализационных нечистот, содержали и отходы городской противотуберкулезной больницы. Но их, контролирующих органов, никто не слушал: ни обком КПСС, ни Совмин ЯАССР, ни ПНО “Якуталмаз”, ни Москва.

Месть Ломако – экспериментальный сброс

И вот 25 октября 1979 года в адрес Совмина СССР тот самый П.Ф. Ломако отправил письмо такого содержания:

“Воды месторождения трубки “Мир” являются высокоминерализованными и могут быть отведены только в поверхностные водоемы, при этом река Малая Ботуобия на протяжении 150 км будет исключена из рыбохозяйственного фонда. Во избежание остановки горных работ на карьере трубки “Мир” Минцветмет СССР просит исключить указанный участок реки Малой Ботуобии из рыбохозяйственного фонда до конца отработки месторождения алмазов трубки “Мир”.

Петр Фадеевич как бы мстит С.З. Борисову, бывшему 1-му секретарю обкома КПСС: меня унизил перед ЦК в 1956 году, добился ускоренного освоения, вот и получай!

Совмин СССР (Н.Тихонов) в ноябре 1979 года обращается в Минводхоз (Васильеву), Минрыбхоз (Казанцеву), Минздрав (Петровскому), Госгидромет (Израэлю) и Совмин ЯАССР (Петрову) с просьбой о выполнении желания Ломако – обеспечить бесперебойную работу карьера трубки “Мир”. И этот “экспериментальный сброс минерализованных вод с целью изучения влияния их на гидрохимический режим и рыбные запасы рек Малая Ботуобия и Вилюй” в 1979-80 годах был выполнен. Результаты мы знаем – не осталось рыбы и питьевой воды. Первый удар получили жители с. Сюльдюкар и это продолжается по сей день.

Строительство Вилюйской ГЭС: 16 против 4

По спешке выбрали вариант строительства ГЭС на Вилюе, которую строили долгие 16 лет, вместо запланированных 4-х. В образовавшемся искусственном море, площадью 2 200 кв.км затопили 30 млн. куб.м. зеленой массы и леса, началось их гниения с образованием ядовитых фенолов. Насильно переселили из исконных земель, жителей села Туой-Хайа, судьба многих из них стала весьма трагичной.

Хрущев, видимо, был прав, когда кричал: ”Деньги есть. Ума не хватает!”. Из-за халатного, безответственного отношения при строительстве ГЭС были истрачены огромные деньги, почти в три раза превышающие запланированные расходы. Первый агрегат запустили через 8 лет, в 1967 году, вместо запланированного 1963 года, второй в 1975 году. ГЭС строился и набрал полную мощность через 16 лет. Руководство ГЭС обязано было, из этих денег компенсировать переселенцам с. Туой-Хайа за понесенный моральный и материальный ущерб. Но этого не случилось и власти республики с этим смирились.

Министр энергетики СССР: останетесь без питьевой воды

Когда начали строить ГЭС, министр Энергетики СССР Непорожний сразу сказал, если безотлагательно не придумать защиту природы, останетесь без питьевой воды. Так и случилось: весь бассейн Вилюйя, где проживает почти половина жителей республики остался без питьевой воды и эта проблема существует около 70-и лет и никак не может решиться. Всемогущий обком партии и эти проблемы игнорировал. Е.Батенчук, строивший ГЭС не стал очищать ложе будущего водохранилища, зато он Герой Соцтруда, со многими орденами и медалями.

Стоит упомянуть о том, что за строительство Вилюйской ГЭС двое стали Героями Соцтруда, 23 награждены Орденом Ленина, 60 — Орденом Красного Знамени, 140 — Орденом Знак Почета, 125 — медалью“За трудовую доблесть”, 150- медалью “За трудовое отличие”.

Доктор наук Д. Саврасов в газете “Молодежь Якутии (02.02.89 г.) напишет:

“На Вилюе затоплена долина протяженностью 470 км. Образовалось огромное море непригодной ни для чего гнилой воды. Затоплена плодороднейшая долина нижнего течения реки Чоны. Одна эта долина могла бы обеспечить мясом и овощами все города и поселки алмазодобытчиков”.

Сейчас из верховьев затопленной Чоны в Чернышевск приплывают гробы с кладбища с. Туой-Хайа. Вот цена спешки освоения алмазов, строительства ГЭС и высоких наград.

В 1992 году в газете “Московские новости” выйдет статья президента Республики Саха М. Николаева “Алмазный Чернобыль Якутии”. Там есть такие слова:

“…Трудоемкость добычи алмазов и, главное, огромные масштабы работ потребовали огромного количества электроэнергии. И вот уже в чьей-то голове блеснула идея: построить ГЭС в ближайшей к месторождению реке Вилюй. Если удастся узнать, что это был за день, то этот день станет черной датой в жизни якутов. Дело в том, что Вилюй для якутов больше, чем алмазные сокровища мира. Это одна из колыбелей народа, предмет его гордости и любви, всеобщего поклонения”.

Алмазный Чернобыль

На территории Мирнинского района были произведены 12 подземных ядерных взрывов, из которых два – аварийных. Они проведены в непосредственной близости от Айхала и Удачного. Алмазодобытчики долгое время не обращали на это внимания, пока правительство республики с подачи общественности не стало принимать конкретные меры.
Только в начале 1999 года президент республики М. Николаев сумел организовать подписания Соглашения между Правительством РС(Я), Минатомом РФ и АК “АЛРОСА” по реабилитации аварийных территорий подземных ядерных взрывов “Кристалл” и “Кратон-3”. АЛРОСА обязалась выполнить реабилитационные работы, согласно разработанных Минатомом проектов.

Из объекта “Кристалл” в карьер “Удачный” радионуклиды стали поступать, начиная с 1986 года, сначала в открытый карьер, а затем в шахту. АЛРОСА обязанности свои до конца не выполнила, радиационная ситуация не улучшилась. И меня не надо пытаться убеждать, что там все сделано, радиационная обстановка нормальна, все под контролем.

Подорванное здоровье населения

Всемирно известный академик В.П. Казначеев, посетивший Мирный в 1989 году буквально сказал следующее:

“Освоение Севера у нас велось “любой ценой”. Любая цена — это не только материальные затраты, это и цена человеческой жизни, это укороченная средняя продолжительность жизни, неродившиеся дети из-за отсутствия нормальных условий жизни (аборты, бесплодие женщин, распад семьи). Сколько детей в Мирном растет здоровых? По нашим данным, 30% — хроники, 50% — в зоне риска…”.

Есть и другие данные о том, что у жителей г. Удачный весьма ослаблена эндокринная система, как у живущих людей на берегах р. Мархи. Руководство алмазодобывающей промышленности не интересовало здоровье местных жителей, но и не беспокоило состояние своих работников. От него, видимо, требовали одного – большого объема разработки и добычи.

Зато забеспокоилась наука.

В 1989 году СО АН СССР организовала научную экспедицию, в ней приняли участие и ученые-медики. Были получены ошеломляющие результаты, не сравнимые ни с какими регионами страны. Данные Института здоровья АН РС(Я):

“Отмечается повышение уровня соматических мутаций по трем или семи цитогенетическим тестам. По частоте уровень хромосомных мутаций в лимфоцитах перефирической крови жителей г. Удачный превышает имеющиеся в литературе данные. Полученные данные указывают на наличие в г. Удачный выраженного негативного воздействия со стороны окружающей среды на генетический аппарат населения”.

Директор этого института, академик В. Кривошапкин:

“Начиная с 1971 года отмечается рост заболеваний так раковых, так и аномального развития детей. Это полностью лепта, которую внесло Вилюйское водохранилище. В 1979 году, когда на это загрязнение речной системы наслоился еще сброс промстоков с токсикантами, отмечается опять же рос, подьем кривой заболеваемости раком, так и аномального развития детей…”.

Спецкорр газеты “Молодежь Якутии” Е.Лыхин напишет:

“Если в среднем по республике на тысячу жителей приходится 270 “желудочников”, то в Сюльдюкаре — 746, Бордоне — 720, Жархане — 562,” (18.01.90 г.).

В 1994 году эколог-юрист Николай Яковлев даст видеоинтервью:

“В Верхневилюйском районе раковые заболевания резко возросли. Если общая численность населения достигает 24696 человек, то из них за 10 лет заболели раком 1003 человека, 388 уже умерли, а 615 – это люди, чьи дни, прямо скажем, сочтены”.

Таких примеров можно привести без конца, они есть в открытых отчетах ученых, в различных публикациях, книгах и т.д.

Деньги на ветер

Между тем, ПНО “Якуталмаз” (после АЛРОСА) никогда страдал от нехватки средств. Иной раз некуда было девать эти деньги, расходовались куда угодно, только не на охрану природы и на улучшение здоровья людей.

Весной 1990 года объединение пригласило (привезла) в Мирный Государственный ансамбль танца СССР (125 человек) под руководством Игоря Моисеева. Поместили их в гостиницу “Зарница”, для того чтобы не было скучно гостям, в каждом номере поставили новую мебель, тогдашний дефицитный цветной телевизор. Чтобы гости случайно не замерзли каждому из них накупили шапок и полушубков. Для их питания на спецсамолетах привезли ранних южных овощей и деликатесных рыб в ресторан гостиницы и ДК города. Конечно, на все эти расходы – питание, размещение, спецрейс оттуда и обратно оплатило, приглашившее их объединение. Обо всем этом осветила “Молодежка”(12.09.1990 г.). Такие благие расходы год за годом.

Разрушив хрупкую северную природу руководство компании лично о себе хорошо заботилось, причем с большим размахом. Газеты писали о приобретении компанией австрийского производства теплохода “Михаил Светлов”, открытии представительства в Бельгии, Анголе, Великобритании, Израиле, строительства отеля “люкс” в Москве, курортного комплекса “Прометей” около Геленджика, шикарного “Пур-Наволок отеля” в Архангельске, была оказана помощь в строительстве подводной лодки и о материальной помощи ей в течение 6 лет.

Тут уж не сосчитать приобретенные компанией дорогих самолетов, вертолетов для предвижения руководства между городами. Шальные деньги могли все, но только не охраняли природу.

Незнающая историю освоения Полина может в чем-то засомневаться и она в какой-то мере будет права. Ведь АЛРОСА под напором общественности наконец стала выделять немалые деньги финансовой корпорации САПИ, созданной для оздоровления экологической ситуации в регионе. И то, что эти немалые суммы были разбазарены и на это отвечающих не оказалось, в этом население не виновато. Вообще, мое субъективное мнение: если наше руководство республики не может контролировать использования таких больших, выделяемых сумм (“кровью” добываемые “шальные деньги”), то компание само должно было контролировать использование средств.

Хоть бы извлекали эти алмазы без криминала…

Такие жертвы, такие потери… И хоть бы извлекали и использовали эти алмазы без какого-либо криминала. За всю историю ПНО “Якуталмаз”, затем АК “АЛРОСА” воровство алмазов не прекращается. Газеты так и пестрели заголовками: “Жора на мерседесе”, “Алмазы не только добывают, но и…воруют”, “Алмазы для криминалитета – большой соблазнь”, “У нас алмазы воруют лопатами”, “Крупное хищение алмазов”, “Алмазный рецидив”, “В Мирном участились хищения алмазов”, “Задержаны при сбыте драгоценных камней”, “Пресечена попытка кражи алмазов”, “Преступная группа занималась хищением драгоценных камней”, “Ошпаренные алмазы”, “У пассажира изъяты радиоактивные алмазы”, “Радиоактивные алмазы”, “Как жарят алмазы”, “Грузите алмазы ведрами”, “Алмазы полные трусы!”.

Как общественники вынудили признать вину ПНО “Якуталмаз”

Население стало возмущаться, начались протесты против произвола в отношении природы. Олег Сидоров, посетивший в 1989 году с.Сунтар, в материале “Мертвая вода” напишет:

“Не умирали бы преждевременно мои подруги, дети рождались бы здоровыми”, — в притихшем зале районного Дома культуры камнем падают слова одной из женщин…” (“Молодежь Якутии”, 25 мая 1989 г.).

До этого в апреле в с. Сунтар прошел первый в Советском Союзе экологический митинг со сбором свыше двух тысяч подписей.

В том же году в Якутске впервые был организован Общетвенный экологический Центр, который выступил с протестом против ученых-обогатителей ПНО “Якуталмаз”, претендовавшими на государственную премию за “Успешное применение реагентов для извлечение алмазов”. Общественники-экологи добились своего и государственная премия не была выдана.

В 1990 году организован “Общественный экологический комитет “Вилюй”, объединивший активистов вилюйских улусов. Общественные экологические движения вынудили руководство АЛРОСА признать свои ошибки.

Если в 1988 году генеральный директор ПНО “Якуталмаз” В.Пискунов говорил: “Разбавленные минерализованные подземные воды карьера трубки “Мир” (хлоридно-натриевого типа) не представляют никакой опасности для здоровья населения…” (Письмо в газету “Молодежь Якутии”), то в 1989 году вынужден был сказать: “Мы признаем свою вину в усложнении экологической обстановки в регионе. Сейчас прилагаем немалые усилия, чтобы эту обстановку поправить” (35-ая областная партийная конференция).

Когда охрана природы в ПНО “Якуталмаз” начала выходить из-под контроля и усилились протесты населения объединение вынуждено было внести новую единицу – заместителя главного инженера по охране окружающей среды. На эту должность назначили В.М.Гензельмана, бывшего начальника обогатительной фабрики №8, который сливал неочищенные стоки в речку Сохсолох (Айхальский ГОК).

С точки зрения ведомственных интересов (не народных) выбор был как раз: Владимир Михайлович все знал, как, чего, когда, где сливали отходы, в том числе те самые реагенты с тринадцатью наименованиями и как погубили Ирелях, Малую Ботуобию, Сохсолох, Далдын, Марху, Вилюй.

Постоянно участвовал на совещаниях, конференциях комитета “Вилюй” и защищал свое ведомство. Со знанием дела искусно врал, был очень деликатным, никогда не обижался и не обижал никого. Содеянное алмазной промышленностью он не отрицал, но все беды валил на предыдущее руководство.

С точки зрения экологической проблемы, производственную деятельность компании он разделял на два периода, до 1988 года и после. Твердил, что до 1988 года все делалось формально, а теперь эти ошибки активно и успешно устраняются. Многие в это верили, но видно, что “успешные устранения ошибок” продолжаются по сей день и неизвестно когда они завершатся. С Владимиром Михайловичем мы в одном только сходились: проведения ядерных взрывов считали глубоко ошибочными и пагубными. Сейчас иногда думаю, был бы он помоложе и дольше работал, при реабилитации территорий аварийных объектов (“Кристалл” и “Кратон-3”) не допустил халтуру и не дал бы преждевременно свернуть реабилитационные работы.

Ничего не изменилось…

С тех пор прошло много лет. К большому сожалению за столько времени существенных изменений в сознании руководителей не произошло. Общественное мнение они считают “истерией”, “шумихой”.

В последнее время почти ежегодно становимся очередными свидетелями каких либо происшествий на объектах АК “АЛРОСА”. Достаточно вспомнить: прорыв дамбы хвостохранилища фабрики №5, перекрывший трассу; 2017 году той самой минерализованной агрессивной водой затоплен карьер “Мир”, захоронив живыми 8 шахтеров; крупная авария на Иреляхе с суммарным ущербом на 27 млрд.рублей в 2018 году. Итог: МЭ РС(Я) с большим трудом на арбитражном суде у АК“АЛРОСА” выиграло смешные 30 тыс.руб. Это — месячная пенсия обычного бюджетника.

Эти драматические случаи на объектах АК “АЛРОСА” напрямую связаны с экологией и охраной окружающей среды. Это – печальный итог или результат игнорирования существующих законов, нормативных актов, желаний специалистов, не говоря уж мнений, протестов населения.

Никак не могу забыть информацию, давно написанную в “Коммерсанте”: суд Флориды вынес решение выплатить компенсацию в 33 млн. долларов за гибель подростка при взрыве бензобака автомобиля. Иск был предъявлен выпускающей эту технику корпорацию.

Что бы хотело услышать население из уст главного эколога АЛРОСА?

Каково техническое состояние гидротехнических сооружений?

Есть ли опастность повторения 2018 года?

Наращивали ли своевременно дамбы на хвостохранилище фабрики №3, где еще в 2001 году скопилось свыше 10 млн.куб.м. воды?

С тех пор прошло почти двадцать лет и должно быть накопилось неимоверное количество ядовитой жидкости, если тайком не сбрасывали в Ирелях.

А переполненное хвостохранилище фабрики №5, где накоплены все 13 ядовитых реагентов, которые применялись в те времена? Плотина этого хвостохранилища один раз дала трещину – предупредила об опасности, если не следить — не миновать очередной беды.

Такое же положение должно быть и на накопителе “Тымтайдах”, откуда раньше во время паводка сбрасывали “опресненную” воду в Малую Ботуобию. Помнится, после этого лес вдоль русла Тымтайдаха полностью погиб. Думаю, за этой неприглядной картиной можно наблюдать и сейчас.

За дамбой на ручье Таборный тоже надо следить, не причисляя ее к объектам муниципалитета. Емкость была создана для обеспечения дачников питьевой водой и использования воды для огорода. Дамба служила в течение 30 лет и смыв ее случился из-за отсутствия должного контроля за ее состоянием. А в каком состоянии находятся гидротехнические сооружения, дамбы востохранилищ на Айхале и Удачном? Вот о чем должен освещать главный эколог АЛРОСА.

Кстати, Полина, если не секрет, назвала бы реагенты, которые применяются на нынешних обогатительных фабриках и драгах. Без каких либо реагентов сложновато извлекать алмазы, особенно мелких. И назвала бы, применяемые при бурении газовиками и нефтяниками реагенты, которые “больше загрязняют окружающую среду чем алмазодобытчики”. Ведь население не знает, что применяют при бурении нефтяники кроме метанола и сколько эти реагенты разливались на поверхность и “приносили больше урона окружающей среде чем при добыче алмазов“.

Объекты дополнительного внимания

В интервью Полина много слов посвятила к пустым породам (вскрышным), вынесенным из карьеров и заскладированным около городов Мирный, Айхал и Удачный. Эти отходы экологическое законодательство относит к 5-му классу опасности, т.е. практически к безопасному классу, но регламентирует их размещение.

Меня настораживает то, что Полина с этим не очень согласна, видимо, считает пусть они размещаются как угодно и где угодно. Возможно это из-за незнания работ ученых, например Н.И. Маторовой и О.Ю.Малыгиной из Института гигиены труда и профзаболеваний ВСФ СО АМН СССР. Гигиенические исследования они проводили в 1985-1986 годы в окрестностях г. Удачного где близко друг от друга размещаются отвалы из пустых пород, хвостохранилища и обогатительная фабрика. В атмосферном воздухе зон наблюдения обнаруживались окислы азота, сернистый газ, мышьяковистый и фтористый водород, аэрозоли таллия и олова. Средние концентрации указанных веществ превышают санитарные нормативы в 33-37 раз по содержанию таллия и 18-24 по содержанию фтористого водорода и наблюдаются на расстоянии до 5 км.

На аварийном объекте “Кратон-3” цезий-137 и стронций-90 (полураспад 30 лет) должны были исчезнуть или хотя бы максимально уменьшится. Но уменьшение этих элементов практически не происходит, видимо, они имеют очень большой выброшенный запас. Помимо этого на объекте идет необратимый физический процесс: кроме всем известных плутонии-239, 240 (полураспад 24 000 лет), там есть еще другой изотоп — плутоний-241 (полураспад 14 лет), который уже выдает дочерный элемент (“рожает”) – америций – 241 с полураспадом 433(!) лет. То есть, на объекте стабилизации не происходит.

Полине на эти проблемы обязательно нужно обратить внимания, поскольку они в свое время до конца не изучены, остаюся открытыми. Обязательная организация научно-исследовательстких работ требование времени.

Послесловие

Хорошо, что руководство компании наконец-то не жалеет денег на охрану окружающей среды, на 2019 – 2023 годы выделяет неслыханные 30 млрд. рублей. Поздновато, но ничего. Скоро, 11 ноября в Женеве продадут минимум за 20 млн долларов бриллиант “Призрак розы”.

Недавно В. Путин принял сына своего лучшего друга С.Иванова, президента компании АЛРОСА С.Иванова-младшего. В.Путину будет неловко если откажет просьбу сына своего друга, так, что Гохран РФ обязан будет купить добытые алмазы АЛРОСА. Так, что деньги есть. Кричать: “Деньги есть. Ума не хватает!” — будет неуместно.

Нужно желание обратить внимание на охрану природы и действовать. Такому мнению я пришел после прочтения напечатанного материала “Сережа молодец” (“Якутск вечерний”, 16.10.2020 г.). Стало быть АЛРОСА старается. Тут уж так и хочется смягчить всю вину в осложнении экологической ситуации алмазной промышленностью. Такое желание пришло и после повторного прочтения статьи Э. Рыбакова и А. Борисова “Вилюй: кто виноват и что делать. Экологические проблемы бассейна реки Вилюй” (“СЯ”, 03.01.1990 г.).

Статья появилась после расширенного совещания в Мирном, когда подводили итоги научных исследований бассейна реки Вилюй в 1989 году. Цитата из этой статьи:

“Острое конструктивное выступление профессора Н.Г. Соломонова, директора Института биологии ЯНЦ наводит на мысль о том, что в экологическом бедствии бассейна Вилюя в равной степени повинны производственники и ученые. Первые на протяжении трех десятилетий воевали с природой, образно говоря, ставили ее на колени, не задумываясь о грядущих последствиях этого наступления, вторые спокойно взирали на происходящее, не били тревогу, а главное – не прогнозировали экологические последствия бездумного вмешательства в окружающую среду. Надо хоть теперь, когда пришло запоздалое прозрение, не терять времени в спорах и выяснении отношений”.

Эти высказывания знаменитого ученого актуальны и сегодня, за эти долгие годы, к сожалению “в спорах и выяснении отношений” мы потеряли слишком много времени. А спорило и выясняло отношение с АЛРОСА население в лице его защитника Комитета “Вилюй”. Причин много, одна из них: особенно сильное, однобокое лоббирование интересов АЛРОСА, пренебрежение за состоянием окружающей среды и состоянием здоровья населения руководством республики (В.Штыров, Е.Борисов, А.Николаев). Статью типа “Алмазный Чернобыль Якутии” уже никто не пишет.

Следующая возможная причина: в те времена многие лаборатории в республике в пробах с легкостью находили многих вредных и опасных для живого организма веществ – таллия, гептила, радиоактивных элементов, превышающих во много раз ПДК. В один миг они “исчезли”, их уже не находят, вернее их и сейчас находят, но все “в пределах норм”. Тут одно из двух: или действительно эти элементы исчезли, или совесть исчезла у людей. Если последнее, то это большая опасность!

Я Полине, как главному экологу АЛРОСА, предлагаю разобраться в этом. Нам нужно прийти к общему знаменателю и помочь друг другу. Нужен компромисс. Общественники, если их слушать, не обижать, не обманывать как раньше и сейчас, то они всегда идут навстречу. И еще очень надеюсь, АЛРОСА из этих, предусмотренных 30 млрд. рублей, хоть половину дасть науке. Наша наука давно толком не занимается своим делом из-за отсутствия денег.

Но вот смущают рекламы на НВК “Саха”, иной раз становится неловко от доведенного до неприличия восхваления АЛРОСА. Ведь “АЛРОСА – якутская компания”, она и без помощи заумной истерии и пиара подводит свет и строит дорогу до Сюльдюкар; строит очистные в селах, возводит мост на Малой Ботуобии, хотя все это могли бы 30-40 лет тому назад. Но лучше поздно, чем никогда.

Интервью Полины “Может, престанете говорить, что все плохо, а присоединитесь и поможете сделать лучше?” читал и не дождался обещанного продолжения. Если не указать на негативы, то “все плохо” вряд ли устранить. Я в мирнинскую землю, как и Полина, ступил в октябре, но с одним чемоданчиком, и почти на 50 лет раньше чем она. А Полине я желаю успехов в работе, стать настоящим экологом и самого лучшего в собственной жизни, семье. Желаю, чтобы она руководствовалась статьями новой исправленной Конституцией РФ, особенно статьями 41 и 42. Я два раза старше ее, и пусть она простит если был резок.

Письмо получилось длинным, познавательным, другим многое из этих давно известно, и им особо не нужны подробности, а Полине надо.

***

БУРЦЕВ Иван Семенович,

ветеран общественного экологического движения РС.

 

Обсуждение • 4

Добавить комментарий
  1. Некрасов

    Хочется поругаться, но бесполезно. Приезжий — он и в Африке приезжий.

  2. Алекс

    Очень много узнал из статьи, но руководство республики что делает? По большому реку Вилюй пора вернуть в первозданное состояние, не сразу но постепенно. Альтернатива по электричеству в настоящее время имеется и газ везде имеется

  3. Александр

    Хорошая статья,Все жители р.Вилюй ждут с рождения остановку разрушения родной природы,когда-нибуть за эти кровавленные деньги ответят наши будущие дети

  4. Иосиф

    Когда-нибудь «АЛРОСА» признаётся ли в своих ошибках в отношении хрупкой экологии Севера?!

Оставить комментарий