Курс валют
$
72.56
0.13
85.46
0.1
Курс валют
Курс валют
$
72.56
0.13
85.46
0.1
Меню
Поиск по сайту

Республика Саха присутствует в планах Турции о Великом Туране?

16.11.2020 17:06 0
Республика Саха  присутствует в планах Турции о  Великом Туране?

Ещё один горячий конфликт, карабахский, заморожен российскими миротворцами. Ничего не поделаешь, видно, бог возложил на Россию эту тяжёлую ношу и бремя спасителя народов.


Этот далёкий в общем-то от нас многовековой конфликт турок, азербайджанцев и армян на сегодня сложными геополитическими кругами неожиданно коснулся прямо и нас, саха. Дело в том, что в ходе этого конфликта со стороны Турции в открытую прозвучала в боевом кличе идея о Великом Туране. Турецкие генералы объявили о планах создания Туранской армии. Казахстан, Киргизия, Туркмения, Узбекистан выразили тюркскую моральную солидарность с Азербайджаном в этой войне. И в общем благосклонно приняли турецкие заявления о Великом Туране и Туранской армии.

Мировые и российские эксперты и политологи заговорили о скором конфликте Турции и России. Некоторые российские эксперты и политики заговорили о турецкой и тюркской угрозе самому существованию России. И эти заявления и рассуждения сопровождались перечислением направлений и территорий турецко-тюркской угрозы внутри России.

Кавказ, Крым, Поволжье, Южная Сибирь, Республика Саха. Вот таким образом карабахский конфликт коснулся и нас, тем самым сделал, в общем-то, объектом больших актуальных геополитических построений и рассуждений. Хорошо ли, плохо ли, нам теперь придётся задуматься об этом. Сбывается то, о чем писал и предупреждал Ексекюлях век назад, в 1910 году, когда писал «Сон шамана». Главной идеей произведения было предупреждение о том, что большие мировые дела и события, столкновения и конфликты, цели и стремления больших мировых народов и держав обязательно коснутся маленького мира народа саха. Какие выводы можно сделать на этом этапе?

Во-первых, очередные причитания и зазывания к российско-турецкому конфликту закончились ничем. Руководства России и Турции в очередной раз пришли к консенсусу. Пришли к договорённости, что решать свои дела и интересы лучше самим. Несмотря на разные суждения, можно констатировать, что и Россия, и Турция в ходе нынешнего карабахского кризиса решили свои геополитические цели и интересы. Главное из которых то, что совместными усилиями оттеснили Запад. В лице США, ЕЭС, Израиль, которым не удалось натравить в карабахском кризисе Россию на Турцию под видом исполнения своих союзнических обязательств к Армении. Видно было, что в этом желании особенно был заинтересован Израиль, главный на сегодня противник Турции на Ближнем Востоке.

Заинтересован был настолько рьяно, что в своей истинной ориентации засветились многие произраильские эксперты и политологи внутри России, буквально криком взывающие к военной защите Армении от Азербайджана и Турции. Но наше политическое и военное руководство, патриотическое экспертное сообщество оказались на должной высоте. Трезво и многоукладно оценивая ситуацию и всю проблематику того, что турецкая и тюркская угроза, выдаваемая как угроза к распаду России, сильно преувеличена и искусственна. Турция Эрдогана, конечно, сложный партнёр, часто имеющая не совсем удобные для России свои интересы и устремления. Но Турцию и тюркский мир из Евразии никуда не денешь. И России как центральной евразийской державе, накопившей многовековой опыт взаимодействия с тюркским миром во всех политических аспектах, есть все основания уверенно смотреть в будущее. Тем более, что тюркский мир тоже далеко не однополюсный, и нет никаких оснований полагать, что может быть только турецкоосманский Туран. Казахстан, Узбекистан, даже Киргизия имеют свои видения о будущем. А в России тревоги некоторых по тюркскому вопросу не имеют каких-либо серьёзных обоснований. Лишь в результате фатальных, роковых, трагических ошибок и действий руководства страны тюркский фактор, возможно, проявится в том или ином аспекте.

Ну, а политической и общественной нашей элите надо все-таки учитывать, что тюркский вопрос и проблематика в политическом аспекте России кое-кем уже озвучены. И мы в этом аспекте обозначены и названы, потому следует быть аккуратным, взвешенным и точным в своих высказываниях и проявлениях по некоторым вопросам, чтобы не давать и этого оружия недоброжелателям и интересантам в наших делах.

Во-вторых, геополитические аспекты. Тюркский мир в 21 веке представлен пятью государствами и серьёзным социально — политическим наличием в трех евразийских державах — России, Китае, Иране. Плюс наличием в такой важной геополитической точке как Афганистан. В России тюркский фактор — это национальные образования Татарстана, Башкорстана, Чувашии, Саха Якутии, Тувы, тюркский компонент в Северном Кавказе в лице кумыков, ногайцев, карачаевцев, балкаров. В Крыму крымских татар. Сохранившийся в достаточной доле фактор алтайцев, шорцев и других в Южной Сибири. Кроме того, миллионная диаспора граждан России, выходцев из Азербайджана, Киргизии, Узбекистана, Казахстана. В Северном Иране компактное проживание до 20 миллионов азербайджанцев. В Китае в Синцзян-уйгурском автономном округе проживает 12-15 миллионов уйгур. В Афганистане имеется миллионная прослойка этнических узбеков, туркмен и хазарейцев, оказывающих решающее значение в афганских делах.

Таким образом, тюркский мир в 21 веке приобретает серьёзное геополитическое содержание и многообещающую перспективу. Потому и неудивительно, что Турция стремится занять место лидера и фронтмена тюркского мира и форсированно реанимирует пантюркистские идеи и проекты. Можно сказать, что тюркские государства рассматривают пантюркистские проекты как один из возможных вариантов нахождения своего места в наступающем многополюсном, остроконкурентном и нестабильном мире. Но именно только как один из возможных вариантов пути в будущее. Противоречий исторических, экономических, вплоть до идеологических и культурно — религиозных, в тюркском мире достаточно. Есть и стремление со стороны Запада использовать тюркский мир и фактор как геополитическое орудие против геополитических конкурентов — Китая, России и Ирана. Но можно сказать, что все эти опасные зоны хорошо понимают и руководство России, и руководство Турции, и руководства Китая и Ирана. И, конечно, руководства среднеазиатских тюркских государств. Есть понимание, что тюркский мир перспективен только при наличии единственного решающего фактора — стратегического взаимодействия России, Турции и Ирана. Вопрос в том, насколько прочно это понимание и какие искушения и соблазны готовят геополитические противники для трех евразийских богатырей — России, Турции, Ирана. Да хранит нас Тенгри!

***
Владислав КРИВОШАПКИН,

Верхоянский улус

АЯМ