Курс валют
$
77.73
0.99
85.74
0.23
Курс валют
Курс валют
$
77.73
0.99
85.74
0.23
Меню
Поиск по сайту

Рассказы шахтера

25.01.2020 14:11 0
Рассказы шахтера

Ружин Виктор Маркович, родился 1940 году в городе Копейске, Челябинской области, в шахтёрской семье. С 18 лет работал в шахте. Служил в танковых войсках. После армии – вновь на шахте до её закрытия. Работая в школе учителем, преподавал черчение и рисование, труд и физкультуру. Трудился на ЧТЗ, на заводе «Мечел».

Окончил горный техникум и университет марксизма – ленинизма (факультет журналистики).

Член Союза писателей России.

Член Академии российской литературы.

Член Интернационального Союза писателей.

***

АВАРИЯ

В военное время с сорок первого по сорок пятый годы на угольных шахтах России, мужчин ушедших на фронт заменяли женщины. Свалившееся на них тяжёлое бремя, они несли без ропота, без нытья, не клеймили жизнь, осознавая, «если скиснем, то пропадём». И в этой нелёгкой доли они любить не переставали.

Однажды, в ночную смену беременная женщина Елена Рябинина работая в шахте, катала вагонетки от забоя в забой и от натуги родила.

Её напарница в штреке приняла роды. Зубами откусила пуповину. Из фляжки обмыла новорождённого, и, завернув в свой платок, спрятала его у себя на груди под фуфайку.

Роженица лежала тихо в сторонке тёмного штрека. Потом эта же женщина вывела её по уклону на поверхность. Она одной рукой поддерживала разродившуюся, а другой рукой поддерживала явившегося миру младенца. И так она сопроводила мать и сына до самого их дома. Родившегося в шахте мальчика назвали Костей.

Елена умело скрывала беременность, и из начальства никто не знал, у них ни для кого не находилось времени. Всё принадлежало войне. Всё делалось для фронта. Никто не имел права жить для себя, жить своей жизнью. Её – этой жизни не было. Но любить запретить не могла никакая война. Счастье рождения человека не подневольно никаким запретам, указам и законам. Всё живое идёт по своему укладу, и суровому времени не загасить любовь.

Прошло много лет. Из младенчества Костя Рябинин возмужал в крепкого мужика. Он окончил горный техникум по специальности горная электромеханика и пошёл работать на шахту электрослесарем, на которой работала его мать.

Обеденного перерыва у шахтёров нет. Прямо в шахте, на месте работы, довольствуются бутербродом, называемым – тормозком. И как-то в перерыве Константин с аппетитом перекусил и, прикорнув, заснул. И вдруг он просыпается от того, что кто-то кусает его за палец. Открывает он глаза. И, о-о-о – крыса!

– Пошла вон, срамница! – Закричал он и, махая руками, отогнал крысу.

Только снова закрыл глаза, как крыса вновь его кусает. Он стал тогда кидать в неё камушками и как только её не отгонял, не отстаёт от него крыса и всё. Сплюнул не стерпевший горняк и, поднявшись, погнался за ней по штреку. Пока он гонялся за крысой, а там где он находился, всё завалило. Обрушилось перекрытие, кровля рухнула.

После этого случая каждый раз, когда Рябинин в шахте перекусывает, к нему является та самая крыса и у него с ней происходит молчаливое общение.

Поесть в шахте Константин часто располагался в нише. Его тормозок состоял из куска хлеба и колбасы. И когда Рябинин расправлялся с тормозком в нише, из под деревянного настила выглядывала крыса и поглядывала на его.

Как только Костя обращал на неё внимание, крыса скрывалась под настилом. Рябинин тогда клал кусочек колбаски на настил и смотрел, чтобы крыса появилась и съела колбаску. Но крыса не появлялась. Но стоило Кости, отвернутся на какое-то время, а потом посмотреть на кусочек колбасы, то колбаски уже не было. И так продолжалось несколько раз. Оказывается, когда Константин поворачивал голову, чтобы на крысу посмотреть в это время он освещал её светом своего фонаря. Фонарь был закреплён на каске, которая была на голове Кости.

– Ну и хитрющая же ты Люська! – Так Константин стал называть крысу.

Крыса часто хулиганила, она шарила карманы курток снятых с шахтёрских плеч, потрошила тормозки.

Крыса Люська полюбила Рябинина и часто скрытно сопровождала его по шахте.

У Кости был девиз. «Главное для шахтёра это улыбаться! И жизнь тогда будет светлым днём, и чумазость не будет к лицу приставать! И в подземной тёмной глубине ты будешь не измученным, а уверенным в себе!»

И чтобы шахта не источила прозябанием, Константин решил — нужно набраться солнца и порадоваться жизни. Он взял отпуск и поехал с женой отдыхать на юг на жаркое солнце. Насладившись южными тёплыми днями, они счастливые вернулись домой. Не успели они переступить порог дома, как Рябинину сообщили, чтобы он, не задерживаясь, прибыл на шахту.

На шахте произошла авария, обрушилась кровля и завалила посадочную лебёдку. Работа в лаве остановилась.

Начальник шахты распорядился. «Не медля, вызвать Костю Рябинина, этот парень толковый и всё будет как надо. Он мастеровитый, руки золотые, порой из ничего смастерит игрушку».

По дороге, на шахту Косте вспомнился сон, что его жена ушла жить к другому мужчине. Ему стало очень горько и больно, и он проснулся. Проснулся, обрадовавшись, что это всего — навсего сон. Константин увидел хлопочущую жену на кухне, и ему стало на сердце легко. Он, подойдя к жене, обнял её и поцеловал. Жена удивилась в недоумении и не понимала, что с мужем происходит.

Появившемуся на шахте Рябинину, начальник шахты дал задание срочно отремонтировать расчищенную от завала неисправную посадочную лебёдку. Так как из-за неё остановилась работа в лаве.

Костя возразил.

– У меня ещё отпуск не окончился. Мне ещё два дня отдыхать.

– Ничего. Потом отгуляешь. – Твёрдо заявил начальник, не принимая Костино возмущение.

И Рябинину ничего не оставалось делать, как согласиться и спуститься в шахту. Спустившись в шахту, Костя спешно пошёл к месту лебёдки.

В мрачном подавленном настроении он шёл по вентиляционному штреку. Идёт, а всё та же крыса Люська назойливо бежит и пересекает и пересекает Константину дорогу. Пересекает, обгоняя его. Впопыхах Костя закричал на крысу.

– Ну чего ты Люська путаешься под ногами!

Наконец он пришёл и стал осматривать лебёдку. И вдруг в глазах Кости вспыхнул яркий свет. Обрушившаяся кровля, выбив искры из глаз, оглушила и мощным завалом смяла его. Стало тихо и темно.

Травмированный Костя лежал под завалом, а крыса Люська была рядом и попискивала.

Рябинин не сразу умер. Сдавленный завалом он заново прожил свою жизнь. Ему вспомнилось, как знакомая тётка ему, подросшему юноше рассказала, что он родился в шахте. И он застонал приговаривая.

– Шахта ты шахта, зачем ты такую каверзу со мной сотворила? За что ты на меня обрушилась? Чем я тебя обидел? Ты же моя мать – кормилица! Я же в твоём чреве на свет вышел!

Вой сирены всколыхнул посёлок. Примчались на шахту с сигнальным рёвом горноспасательные машины.

Сбежался на шахту народ. Копёр ствола плотно окружила взволнованная людская толпа.

– Да, шахта злюка нас лопает и лопает, готова всех проглотить. Вот возьми, Рябинин в шахте же на белый свет явился и в шахте же на тот свет удалился. Ну что же это за такое? Да сколько же может откупаться людьми эта ненасытная шахта. Всех переломает. А кто Россию будет крепить. Эх, жизнь и так хрупкая. Упыри – начальнички на наших костях себе дорогу во власть вымащивают, а мы скелетом ложимся вымирая. Эти отродья властвуют, произволом гнобят наши судьбы. – Шумно роптал возмущённый люд.

Спасательная служба, не мешкая, быстро спустилась в шахту.

Откопав от завала Рябинина, они понесли его на носилках к стволу. Пока несли полуживого Костю, крыса Люська незаметно его сопровождала. А Костя тихо стонал, приговаривая.

– Земляне, не спешите в рай попадать, лучше своей любовью землю украшайте. Это и будет ваш рай.– Шептали Костины губы.

Когда Костю подняли из шахты на поверхность, он глубоко вздохнул и умер.

Однажды появился в доме Рябининых мужик. Костя первый раз видит этого человека. Мать тихонько шепнула сыну.

– Это твой отец.

Косте он не понравился своей неуёмной говорливостью, какой-то никчёмный, всё говорит и говорит. И говорит непонятно, какую-то чушь несёт.

– Вот смотри, какой я человек. Где я не буду, везде возле меня всегда собаки собираются. Нравлюсь я им. Толкутся возле меня, и я обрастаю ими, превращаюсь, что новогодняя ёлка весь в игрушках. А люди какие-то ершистые только морды на меня кривят, да волками смотрят.

– Ну, ты пьянчюжка и врёшь. Ты прикидываешься добреньким, чтобы в душу влезть, а потом напакостить. Ты всё только поганишь. Балабол ты.

– Эх ты, смотри-ка, чё придумала. Да я что совсем бухарик, чтобы в стельке валятся да заживо бревном гнить.

– Господь даёт тебе шанс проявиться, но ты этим свою голову не утруждаешь и только везде лазишь, да шлюхаешся. Вечно у магазина ошиваешься, как бы, куда ткнутся да на дармовщинку нализаться. На одном месте не работаешь. Всё блохой прыгаешь.

– Если я буду перед каждым стелиться, то тогда мне судьбы не хватит.

– Эх, какие мы гордые. Посмотрите-ка на нас.

– Умба – юмба, ёлки палки лес густой, едет парень холостой. А, пошли вы все к чёрту! – И хлопнув дверью, он ушёл.

Косте стало не по себе. Он не ожидал, что у него есть такой отец. Он полагал, что отцы всегда бывают хорошие и любимые, которыми можно гордиться. А этим не загордишься, он болтливый и взбалмошный.

От случившейся беды Костина беременная жена слегла в больницу. Слегла, чтобы от горя раньше не разродиться и не потерять ребёнка. Так как родившийся будет нитью в продолжение потомства Рябининых.

«Значит, он не зря поцеловал меня. Это что ж получается, он прощался со мной». Сделала открытие для себя жена.

После гибели сына мать убитая горем не находит себе места.

Она теперь никогда не увидит своего сына. Она с любовью смотрела на него, как он радостный и счастливый относился к жизни. Был доверчив и ко всем относился уважительно.

– Сынок, я так тяжело тебя рожала, а ты ещё тяжелей меня покинул! Ой — я — ёй, ну зачем ты раньше времени в шахту спустился? А прожорливая шахта тебя не пощадила, проглотила. Я- то думала, что ты мой утешитель будешь, моё одиночество разделять да старость скрашивать. Вот она наша жизня – кроха. То праздником ошпарит, то несносным горем убьёт. Как же сынок мы тебя не уберегли. Ты же был самый счастливый человек, жизнь тебе улыбалась, и ты радовался. Радовался каждому дню, радовался солнцу, радовался тёплому дождичку, радовался всему, что тебя окружало, каждой растительности, каждому деревцу. В тебе каждая клеточка дышала теплом и живила в тебе силу, силу излучать добро. Твой ласковый взгляд обнимал всё вокруг.

И для матери сын всегда будет живой. Она даже во сне с ним ведёт разговор.

***

Артёмкина радость

Артёмка любил, погреться на солнышке в утренней тишине. Босоногий он садился на завалинку деревянного дома и молча, щурясь, наслаждался безмятежным одиночеством. Так Артёмка, бессознательным ловил раннее мгновение, заявляя новому дню о себе. И жизнь его тянулась безжалостно, ложась бременем на мальчишеское тельце. Подружившись с солнышком,

ему стало уютно. И только он прикрыл глаза в удовольствии, как услышал песню, песню громкую, радостную и зычно зовущую. Стремглав Артёмка выбежал со двора посмотреть.

Выскочив через калитку, он увидел радостных моряков, ошалевшие свободой они, обнявшись, ходили по улицам посёлка. Свою демобилизацию они справляли пьяной гулянкой и старались, как можно громко донести всем свои страдания заветной песней. И мальчишке мечтавшему стать моряком полюбилась эта компания, и он увязался ходьбой за ними. У моряков праздник и Артёмке захотелось побывать в этом празднике, окунутся радостью с этими красивыми людьми.

Моряки пьянели не столько от водки, сколько от простора и воли на гражданке. Их лица горели счастьем гражданского мира. Молодые сильные, красивые они упивались, глядя на вольных людей. И люди, замечая это, смотрели на них с улыбками. От моряков веяло мужественной добротой и вырвавшейся на свободу любви к независимым людям.

Моряки заметили ходившего неотступно за ними мальчишку, и один из них взял его за руку и Артёмка охотно стал ходить в кампании моряков.

Знавшие Артёмку люди, вслед смеялись.

– Смотри, этот-то босоногий сорви голова, собачонкой увязался за матроснёй.

А мальчишку однообразное время томит монотонностью, где ритм жизни от восхода до заката кутается в скучной усыплённой повседневности. Без волнений, без событий здесь всё мертвеет.

Державший за руку Артёмку моряк стал любезно расспрашивать. Как тебя звать? Как живёшь? И с кем живёшь? И Артемка с охотой тут же всё выдавал. Что живёт хорошо. И живут они только вдвоём с мамой. Моряк оживился.

– О, а ты, наверное, любишь свою маму.

– Да, мама у меня хорошая и красивая.

– Это хорошо. – Заметил моряк и стал крепче держать за руку Артёмку. От моряков пахло мужским завораживающим запахом, который вселяет уверенность и силу. Артёмка был уверен, что люди одетые в красивую морскую форму, особые люди. Они не такие как все.

И вот компания поющих моряков, связанная объятием и с мальчишкой Артёмкой, выйдя из посёлка, пошла по просёлочной дороге. Эта заманчивая

дорога игривой затеей меж берёзовых колок упрямо ведёт того, кто рискнул, ступить на неё и идти к шахте.

Артёмка раньше ходил по этой дороге, и эта дорога казалась ему дорогой волшебницей, дорогой манящей. Где кудрявые космы плакучих берёз шепчут путникам идущим по ней тоненькую мелодию. И люди, заряжённые весенней серенадой берёзовых серёжек, с лёгким сердцем спускаются в шахту с душистым запахом берёз. Спускаются, чтобы добыть жаркий камень для неугасаемого тепла. Такая дороженька, дороженька судьбы тянет всех неудержимых к производству добывать горючий камень, жар дающий. И все идущие под птичьи пение движутся по ней в приподнятом духе к встрече иной жизни, которая сулит им надёжной крепостью в их чаянье.

Вот и наши моряки идут по ней к шахте, идут к новой судьбе.

Зайдя на шахтный двор, они зашли в здание комбината разузнать, как там насчёт работы и чем пахнет эта работа и что она им сулит.

В начале они зашли в кабинет, оставив Артёмку за дверью их дожидаться. А когда они вышли им попался на глаза парень, работающий на шахте и они пригласили его в свою копанию чтобы разузнать поближе, как ударит по их жизни шахта. Парень оказался разбитным и чтобы познать тайны и опасные дыры и прорехи они зашли в буфет взяли водки и разной закуски, чтобы парень стал разговорчив.

Расположившись на полянке окружённую зарослями кустарника, моряки под выпивку, стали добывать у парня скрытые тайны производства. Пока моряки разговаривали, Артёмка наслаждался и радовался всему, радовался ясному дню, радовался тёплому воздуху, радовался траве, радовался каждому дереву, каждому кусту. Он был счастлив, что его взрослые и сильные моряки признают и любят. Что они друзья на равных.

Но вскоре разговоры Артёмку утомили, он уже стал клевать головой, погружаясь в сон. Но моряк, который приютил его внимательным обхождением Артёмкино состояние заметил.

– Ты прости нас, что мы пьём. На вот тебе конфеточки. – И он протянул мальчишке кулёк с конфетками. Артёмка такому гостинцу ободрился и увлечённо стал угощаться. Это занятие его оживило, лицо зарделось, глаза зажглись, и он с интересом стал проводить время в сладкой истоме.

Исчерпав расспросами собеседника, опорожнив стаканы от водки, кампания встала. И попрощавшись с собеседником, моряки и Артёмка отправились уже по знакомой просёлочной дороге обратно в посёлок.

Шли теперь с багажом знаний об угольном производстве уверенными. Осталось им только решиться и принять верное решение. И решение не опрометчивое и не попасть впросак, чтобы не канителить время в дураках, и не проклинать судьбу, а быть в ладах с собой и жизнью.

Прейдя в посёлок, матросам встретился бывший моряк. В разговоре он рассказал, где и как проходил службу во флоте. В знак солидарности бывший моряк пригласил сослуживцев к себе в гости. Родители нового знакомого встретили приглашённых моряков и мальчишку с насторожённостью. И на просьбу сына накрыть стол отнеслись без усердия. Но всё же, стараниями

самого затейника стол был накрыт, и кампания расселась продолжать далее радоваться необычному дню. Подружившийся моряк с Артёмкой усадил его за стол рядом с собой. Мальчишка сидел, напряжённо испытывая на себе недобрые взгляды родственников приглашённого. Родственники интересовались, «откуда этот сорванец – непоседа? Да этот безотцовщина приблудный. Вот прилип репьём, и не отстаёт не на шаг». Пояснил родственникам новый знакомый. Эти слова, через шум застолья донеслись до Артёмки, разбудили в мальчишке дремлющую боль по разбитой семье. Разбередили вопрос. Кто у него отобрал отца? Почему погиб его отец?

Упрямые в упоре глаза родственников безжалостно резали Артёмку. Глаза – ножи вонзались в него упрёком безотцовщины. «Чего ты привязался шельмец эдакий? Чего тебе тут надо?» Артёмка от этого съёживался и становился совсем маленький и беззащитный. Режущие обидой взгляды глубоко проникали раной в маленькое тело. Этот маленький человек и на улице, порой, сворачивался в клубочек, когда чувствовал на своей спине упирающие взгляды, взгляды с укором безотцовщины, приводившие его в содрогание.

За стольные разговоры стали для Артёмки невыносимы. От нанесённой обиды внутри стало больно, и он незаметно ускользнул на улицу. Он соскучился по дому, захотелось домой, захотелось быть с мамой. «Как хорошо когда ты дома в домашнем уюте и живёшь с мамой». Артёмке стало жалко свою мать. «У неё тяжёлая жизнь, тяжёлая работа из-за меня. Из-за меня, чтобы мне жилось легче». Ему не раз приходилось слышать, как она тайком плачет.

Пришёл домой Артёмка уже поздно и с растревоженным сознанием лёг спать. Но уснуть он долго не мог. Перед его глазами стояли моряки и их непонятный разговор, разговор неведомый Артёмки жизни. Но ночь взяла своё, и он погрузился в сон. Сон теребил это маленькое тело вздрагиванием, вздрагиванием пережитого дня.

Утром, проснувшись Артёмке, захотелось познакомить моряка со своей мамой. Он был уверен, что моряк, которому понравился Артёмка обязательно понравиться и его маме. А его мама обязательно понравиться моряку. И они будут вместе, и не будет тогда обидного слова «безотцовщина». В этом уверенном решении Артёмка, быстро собравшись, побежал в тот дом, где должны были быть моряки. Подбежав, он постучал в дверь. Дверь неспешно открылась. Неспешное открывание двери Артёмке показалось вечностью.

– Чего тебе надо малец? Такую рань блудишь? – Спросило заспанное одутловатое лицо.

– Моряков надо!

– Пшёл отсюда. Моряков ему надо. Ишь, чяго захотел. Не шманайся тут. Нету, тут твоих моряков. И нече мешать спозаранку покою.

После этих слов Артёмка убитым потянулся домой. Придя, он, не помня себя, лёг спать. Лёг опять, чтобы заснуть и забыться.

 

Оставить комментарий    

!
Сэргэ
Россельхозбанк
АЯМ
Сахатранснефтегаз