Курс валют
$
70.52
0.92
76.3
0.52
Курс валют
Курс валют
$
70.52
0.92
76.3
0.52
Меню
Поиск по сайту

Почему больные люди, дети вынуждены лечиться платно?

02.12.2022 22:17 0
Почему больные люди, дети вынуждены лечиться платно?

У нас социально ориентированное государство? Медицина и образование – два основных показателя социальной направленности государственной политики. Вроде в нашей стране декларируются бесплатное образование и медицина. НО. Почему в соцсетях, на телеканалах, по радио беспрерывно идет милостыня за возможность сохранить чью-то жизнь, жизнь больным детям? Почему?

Да, возможно, кто-то делает деньги на больных детях. Случаи были и есть. Но когда федеральный канал (5 канал) изо дня в день показывает больных детей и их отчаявшихся родителей, просящих деньги на проведение ребенку операции или лечения… Это как называется?

А соцсети – вообще, отдельная тема.

Мы писали о 10-летнем ребенке, страдающем универсальной алопецией. Это редкая болезнь, когда у больного по тем или иным причинам погибают все волосяные фолликулы. Девочка с мамой и сестренкой  проживает в с. Антоновка Нюрбинского улуса. Когда мать со старшим ребенком проходила обследование в Москве в ФГАУ “Национальный центр медицинских исследований здоровья детей” МЗ РФ, пришла повестка отцу семейства. Он был вынужден оставить младшего ребенка знакомым и идти воевать.

Анна Николаева, мама девочки, осталась одна с двумя малолетними детьми. Дом у них находится на окраине села, топится  дровяной печкой. Местная администрация, после обращения редакции Aartyk.Ru в улусную, привезла дрова. Дрова сырые, не расколотые. Хотя Анна и за это благодарна местной администрации. (Не представляю, как такая хрупкая женщина будет колоть сырые дрова, – прим. автора).

Нетрудно догадаться, как сложно одной каждый день возить детей в садик и школу с окраины села в райцентр. Женщина пыталась искать съемное жилье в самой Нюрбе, но, увы, не нашла. Сейчас у Анны самая важная задача – вылечить ребенка от тяжелого недуга. В месяц на препараты уходит 60-70 тысяч рублей. А дочке эти препараты надо пить полгода. Также между лечениями им надо ездить в Московский институт на УФ-терапию.

Когда ее коллеги обратились к нам за помощью, мы связались со всеми чиновниками, кто мог бы помочь семье мобилизованного в такой сложной ситуации. Министр здравоохранения Якутии Лена Афанасьева подключилась к решению проблемы, дала указания подчиненным, чтобы те подготовили документы ребенка к оформлению инвалидности.

Анна, окрыленная тем, что чиновники вошли в ее положение и что наконец решится проблема по закупке лекарственных препаратов, в поте лица бегала за различными справками, результатами, заключениями… И вот наконец настал час Х. Вызвали ее во МСЭ, те изучили документы, справки, заключения, диагноз… и:

“Руки, ноги целы, голова на месте – инвалидность не показана. Если бы только ФГАУ “Национальный центр медицинских исследований здоровья детей” МЗ РФ в рекомендациях написало бы, что ребенку нужно оформить инвалидность… А так, нет”.

Это что было? Если изначально врачи знали, что ребенку не оформят инвалидность, почему бедную женщину гоняли по всем инстанциям? Чтобы потом сообщить официальный отказ? Если бы московская клиника приписала внизу анамнеза одно предложение – “рекомендуется”, все бы решилось? Даже в таких случаях Москва указ? А что Якутск, Якутия? Где их решение?

Мы связались с министром Афанасьевой, почему так происходит? “МСЭ – федерального подчинения, нам не подотчетна, Минтруд решает”… И на этом все.

Но случилось чудо, и местная поликлиника за свой счет закупила лекарства для девочки. Анна не скрывает радости: “Проблема с лекарствами решилась!”. Надеемся, это решение не частичное, не единовременное, так как алопеция лечится очень долго.

Когда тяжелобольные, тем более дети (!), вынуждены лечиться платно, всегда обостряется чувство социальной несправедливости. Женщина с двумя детьми на зарплате инструктора детского сада вынуждена оформлять кредит, влезать в долги, чтобы вылечить ребенка – это несправедливо. Хочется спросить: так ради чего или за кого ее мобилизованный муж воюет? Разве не за справедливость?

Закон суров, но не слишком ли он суров по отношению к больным и немощным? Не пора ли очеловечить законы, дать регионам полномочия в таких вопросах, как народосбережение, предоставление региональных  социальных гарантий семьям с больными детьми?

По госСМИ ежедневно передаются бравые отчеты о помощи семьям мобилизованных. А что же на деле происходит? Эту помощь надо еще отвоевать у системы.

***

Туйаара НУТЧИНА,

Aartyk.Ru

 

 

Оставить комментарий