Курс валют
$
71.68
0.52
87.33
0.48
Курс валют
Курс валют
$
71.68
0.52
87.33
0.48
Меню
Поиск по сайту

ДВОЙНОЙ СТАНДАРТ

19.03.2019 10:15 3
ДВОЙНОЙ СТАНДАРТ

Правительственный час, проведенный Постоянным комитетом Госсобрания Республики Саха (Якутия) по земельным отношениям, природным ресурсам и экологии проводился 6 марта 2019 года. Тема весьма актуальная: “О ходе реализации Закона Республики Саха (Якутия) “О радиационной безопасности населения и окружающей среды Республики Саха (Якутия)”. С докладом как в республике выполняются требования принятого в 15.07.2004 году Закона РС(Я) “О радиационноцй безопасности населения и окружающей среды Республики Саха(Якутия)” выступил Министр экологии, природопользования и лесного хозяйства РС(Я) С.М.Афанасьев.

Ниже “Министерство экологии…” упрощенно будем называть — МЭ. Данные о соблюдение радиационной безопасности в республике МЭ отправляет в Центр. По этим данным Центр будет судить как выполняются требования Закона о радиационной безопасности на территории республики.

На правительственный час были приглашены зампред правительства А.Белозеров и многие другие специалисты соответствующих органов. Я следил за докладом и за присутствующими тоже. К сожалению, кроме заинтересованного зампреда (Белозеров) и председателя комитета (Прокопьев) и одного-двух присутствующих, все остальные вели себя довольно пассивно. Правда спать не спали, но вопросов задавать, интересоваться особо не спешили. Некоторым было явно скучно. Может кого-то из них, хоть задним числом, заинтересует публикуемый мною сегодня материал.

Так, услышанный доклад излагаю по порядку и сделаю соответствующие комментарии.

В докладе: “В 2006-2007 гг. АК “АЛРОСА” выполнила первоочередные мероприятия, предусмотренные проектом”. Комментарий: Имеется в виду реабилитация участков, загрязненных после ядерных аварий. АК “АЛРОСА” так и не выполнила свои обязательства, предусмотренные тройственным соглашением от 13.01.1999 г. Не сумела реализовать мероприятия на аварийных объектах: не все пробурены наблюдательные скважины; не обустроены геохимические траншеи заполненные цеолитами; до сих пор нет даже проекта по утилизации погибщего от дозовой нагрузки лиственничного леса на 160 гектарах на объекте “Кратон-3”; мощность дозы гамма-излучения на “Кратоне-3” за 10 лет всего уменьшилось на 2.8 мкР/час, т.е. процесс уменьшения идет очень медленно, хотя цезий-137 и стронций-90 за это время (с 1978 года) должны были полностью распадаться. Значение плотности загрязнения на объекте тоже не уменьшается: с 2002 года по 2012 год цезий-137 — с 1628 уменьшилось до 1254 кБк/м.кв. Значит, выброшенный наружу запас этого опасного элемента очень большой, и этот случай МЭ должен был особо беспокоить, но этого мы не наблюдаем; в докладе не услышали о вкладе (запасе) америция-241, с полураспадом 433 лет. Это — дочерний элемент плутония-241 ( полураспад всего 14 лет) т.е. на объекте идет коварный физический процесс, несущий угрозу на окружающую среду. Это выявили ученые из С-Петербурга 20 лет тому назад, и это должно было беспокоить МЭ. В справочнике (“Вредные химические вещества…1990”) пишут: Основными органами депонирования америция-241 в организме животных и человека является скелет, печень и почки. Он чрезвычайно ядовит, вызывает сильные мутации живых организмов, ничтожное присутствие этого элемента приводит к изменениям в генетическом аппарате человека. Элемент хорошо растворяется в воде и легко мигрирует. Играет важную роль в формировании альфа-активного загрязнения природных сред. Активность америция-241 возрастает во времени; в докладе приводится факт отбора в 2016 году 12 проб воды на реках Марха и Вилюй. Отобрать всего 12 проб воды из таких крупных рек, как Марха и Вилюй (!), и сделать по ним какие-то смелые выводы уважающий себя специалист не посмеет; в докладе очень часто говорится о законченной реабилитации территорий аварийных ПЯВ “Кристалл” и “Кратон-3”. Под полной реабилитацией загрязненных территорий считается комплекс организационных, технических, социальных, медицинских мероприятий, направленных на восстановление среды обитания, нормальных условий проживания людей и ведения хозяйственной деятельности. На территориях данных аварийных объектов можно считать только частично выполнена техническая часть реабилитационных работ. На Мархе в селах не проводилось никаких специализированных медицинских обследований, хотя среди населения широко распространены болезни, особенно зобная эндемия, возможно связанная с радиоактивным йодом-131. МЭ обязано было инициировать медицинские обследования и контролировать их выполнение; после полных реабилитационных работ обязано было вести мониторинговые наблюдения, о чем в докладе часто упоминается. В “Методических указаниях по реабилитации земель, загрязненных искусственными радионуклидами”, разработанных в Росатоме (1996 г ), говорится о включении в программе обязательного мониторинга контроля: 1).За объектами окружающей среды (земля, воздух, подземные и наземные источники, флора и фауна). 2). За производственной средой. 3). За продукцией, производимой на реабилитированных землях, включая продукты питания для личного потребления. 4). За условиями обитания людей в зоне наблюдения. 5). За дозами облучения населения и персонала. 6). За источниками продолжающегося загрязнения восстановленных земель (выбросы в атмосферу, сброс радионуклидов в водоемы). Но, в МЭ об этих действиях, видимо, понятия не имеют. Мониторинг всегда предполагает принятия каких-то практических решений после наблюдений, а не просто фиксацию по типу “пришел, посмотрел и ушел”, как это делает МЭ; МЭ все эти годы козыряет “экспертным заключением”, полученным из Института радиационной гигиены МЗ РФ, подписанным в одиночку В.Рамзаевым, а не экспертной комиссией. Заказанная, видимо, фраза в данной “экспертизе” о том, что “объект не требует дополнительного вмешательства” предоставляет МЭ возможность уклоняться от своих прямых обязанностей и ничего не делать на объекте. Между прочим, Валерий Павлович в свое время публично заявлял о том, что такой аварии, как “Кратон-3” нет во всем мире. Кто-кто, а он- то побывал в местах всех ядерных аварий в СССР и мира. О том, что ситуация с “Кратоном-3” является крупнейшей ядерной аварией 20-го века говорил не только он, но и многие известные ученые. Таким образом, МЭ открыто, не прикрываясь, показывает свое нежелание заниматься радиационной безопасностью в данном регионе. Комиссия, организованная самим МЭ, в августе 2017 года на ”Кратон-3” отметила там многократное превышение естественного фона и своем акте от 13.09.2017 г. требовала: 1). Строительства ограждения вокруг места взрыва. 2). Восстановления предупреждающих знаков; зачистки и захоронения зараженного грунта. 3). Уборки территории от остатков разрушенных строений и оборудования. Но, МЭ в своем Госдокладе за 2017 год этот случай включить “забыл”. Министр на парламентском часе этот вопрос обошел, не стал упоминать.

Группа Эльконских урановых месторождений.

В докладе прямым текстом сказано о том, что “исследования на Эльконском горсте показали, что отвалы являются опасными радиационными объектами – источниками загрязнения природной среды не только естественными радионуклидами, но и тяжелыми металлами – таллием, молибденом, мышьяком и сурьмой”.

Комментарий. МЭ, тем не менее, и тут лукавит и про месторождении “Лунный” до конца не высказывается. Дело в том, что некое АК каким-то образом добилась лицензии на добычу попутного золота и серебра на этом урановом месторождении. Вынося из шахт и штолен урановую руду на поверхность, отделяли золото и серебро. А руду складировали на открытое место, что с точки зрения радиационной, экологической безопасности недопустимо. Раньше на Эльконском горсте при разведке месторождения в общей сложности на открытую поверхность складировали 1 млн. тонн урановой руды, где МЭД местами доходит до 1000 мкР/час. Отсюда — “отвалы являются опасными радиационными объектами”, о чем признает в докладе МЭ. Теперь там не 1 млн. тонн, а более, значит и опасности еще больше стало. В докладе из уст министра прозвучали такие слова: “В ходе радиоэкологических работ в августе-сентябре 2015 г. на участке месторождения “Лунный” обследованы отвалы вскрышных пород, рудный штабель и карьер по добыче руды”. Это не совсем соответствует истине, поскольку есть сведения, что разработчики руды, прибывших обследовать месторождения специалистов так и не пустили на объект. Так, что как такового специального квалифицированного обследования там не было проведено. МЭ должно было проявить принципиальность и добиться допуска к объекту исследователей, и только в этом случае имело право написать и озвучивать, что проведены полномасштабные работы.

Про Томтор-Таас.

В докладе министра С.Афанасьева об загрязнениях ураном и торием территории месторождения Томтор-Таас ничего не сказано, кроме того, что “Влияние техногенеза на радиационную обстановку не выявлено”, “Дополнительного радиационного воздействие на население и на окружающую природную среду прилегающих территорий в настоящее время не отмечено”.

Комментарий. Тут кого-то вводить в заблуждение не стоило бы: про уран и торий сказано было еще в 1959 году геологами — первооткрывателями. Они простым радиометром определили, что в рудах прибор показывает до 5000 мкР/час. Анализом определили еще наличие в рудах таллия. Этими вещами МЭ обязано было заниматься еще 5-6 лет назад, когда наметилось освоение месторождения, вести опережающие исследования, провести площадную детальную сьемку и определить радиационную ситуацию до разработки. Известно, что ВНИПИПТ Росатома по договору с МЭ в 2017 году на Томтор — Таас якобы проводил полевые работы. В докладе об этом не сказано ни одного слова. Самое интересное в том, что сотрудники этого института с 10 по 15 сентября, всего за 5 дней, прошли участки Буранный, Северный, Южный, горнорудный район Чымара (расстояние — сотни км!) и “определили там соответствие радиационного фона”. Стоило из-за этого приехать из Москвы за тридевять земель и “определить нормальный фон”. Куда делись 5000 мкР/час? Прямо надо сказать — так не работают! Надо полагать, что им заплатили немалые деньги.

Торгойская группа урановых месторождений.

В докладе допущены грубые неточности. Комментарий: на самом деле Управление ликвидации воздействий радиации (УЛВР) в 2001 году заключил договор с Управлением госатомнадзора (Б.Ложников) для дополнительного обследования Торгойской группы. Обследовать для разработки проектной документации на проведения реабилитационных работ было необходимо, поскольку на местах разведочных работ безхозными остались штольня, шурфы и траншеи. Была угроза попадание животных в двадцатиметровый шурф, радиоактивной рудой покрытие дорог и т.д. Специализированный проектный институт Минатома (ГСПИ) в 2003 году по заказу УЛВР выполнил ТЭИ “Реабилитация территории отвалов Торгойской группы урановых месторождений в Олекминском улусе РС(Я)”. Документ был передан в МЭ для дальнейшего контроля, поскольку УЛВР в это время был ликвидирован. Объем реабилитационных работ на отвалах месторождения был небольшой, но, судя по докладу, там ничего так и не сделано, видимо со стороны МЭ контроль отсутствовал.

Таким образом, доклад зачитан в присутствии многих специалистов. Министр С.Афанасьев считает, что состояние радиационной безопасности в республике удовлетворительным. В целом полномочия республики в области обеспечения радиационной безопасности населения и окружающей среды реализуются на достаточном уровне, т.е. Закон РС(Я) “О радиационной безопасности…” соблюдается. И это заключение будет передано в Центр.

Я в своих комментариях использовал официальные данные, опубликованные для широкой аудитории и научного мира. Чтобы не слыть односторонним и предвзятым ниже буду приводить из других опубликованных материалов в том виде, как они были написаны, сохраняя даже орфографию. Свои опубликованные в разные годы статьи и доклады решил не использовать.

Сначала я напомню о том, что ПЯВ “Кристалл” был первым в СССР термоядерным взрывом “на вспучивание” для создание плотины. А ПЯВ “Кратон-3” произведен “в интересах геофизических и оборонных исследований”. Это — официальное признание Минатома СССР. Потом сотрудники “Радиевого института им.В.Г.Хлопина” этого же министерства в 1997 году на “Кристалле” найдут участок содержащий плутония-239 в количестве 3370 Бк/кг, что почти в 10 раз больше уровня РАО (Отчет о НИР на тему “Комплексные лабораторные исследования объектов “Кратон” и “Кристалл”, Ю.Дубасов. 1997 год); “Плотность загрязнения цезием-137 почв на объекте “Кристалл” превышает уровни глобального выпадения в этом регионе максимально до 160 раз. Превышение по удельной активности америция-241 в почве уровней, обусловленных глобальными радиоактивными выпадениями в районе исследования, оценивается как в 4000 раз”; На “Кратоне-3” — “Наибольший уровень поверхностного загрязнения цезием-137 превышает уровни глобального выпадения в 940 раз, а наибольшая удельная активность обнаруженная там же в широко распространенном здесь виде эпигейных кустистых лишайниках в 366 раз”. “Плотность загрязнения почвы в профиле правого берега р. Марха в районе объекта “Кратон-3” превышает уровни глобального загрязнения, в том числе в пойменной ее части до 70 раз”. “В 2 км ниже устья р.Далдын на реке Марха, на расстоянии 105 км от “Кратон-3” и 71.5 км от “Кристалл” в профиле гидроствора-3 в речных аллювиальных наносах мощностью 25 см в горизонте 10-15 см обнаружено содержание цезия-137 до 46 Бк/кг, что превышает фоновые уровни для речных отложений в 23 раза.” “Загрязнение радионуклидами цезий-137 и стронций-90 поймы р. Марха наблюдается на значительном расстоянии от их источников. В пойменном профиле р.Марха примерно в 500 км ниже ПЯВ “Кратон-3” в районе п. Энердек Санкт-Петербургским Институтом радиационной гигиены (Рамзаев В.П.) и Якутским Институтом биологических проблем криолитозоны (Собакин П.И.) в почвенном разрезе низкой и высокой поймы обнаружено наличие мксимума содержания цезия-137 и стронция-90 в горизонте на глубине 16-25 см, возраст которого не установлен”. “В лишайниковом покрове сосредоточено от 34 до 52% цезия-137 в расчете от его общего запаса в почвенно-растительном профиле. Концентрация радиоцезия в

растениях, произрастающих на территориях данных аварийных ПЯВ “Кратон-3” и “Кристалл”, превышает фоновый уровень в 25-300 раз” (Из заключения Отчета МОП РС(Я) “Радиологическое (мониторинговое) обследование состояния промплощадок МПЯВ “Кратон-3” и “Кристалл”, Якутск, 2004 г.); “В донных отложениях вблизи “саркофага”, ручье Улахан – Бысыттаах и в р.Далдын ниже устья ручья Улахан –Бысыттаах и объекта “Кристалл” содержание плутония-239,240 превышает до 4 раза его содержания на р.Далдын в 5 км выше устья ручья Улахан-Бысыттаах”. “Загрязнение почв изотопами плутония на границе мертвого леса превышает в 21 раз их глобальные уровни, которые по приведенным в отчете литературным данным составляют 60 Бк/м.кв.”. “В течение 2007 и 2008 года Институтом проблем нефти и газа СО РАН (г.Якутск) были выполнены работы по двухгодичному проекту “Разработка технологии строительства защитного геохимического барьера на основе цеолита месторождения “Хонгуруу” на объекте “Кратон-3”. “Показано, что по коэфициенту сорбции цеолиты месторождения “Хонгуруу” с успехом могут конкурировать с цеолитами различных месторождений России и мира и могут использоваться в качестве геохимического барьера на пути миграции радионуклидов цезия-137 и стронция-90”. “Выводы: Миграция стронция-90 с дождевой и почвенной водой происходит по всему участку рекультивации, выполненной в 1981 г., включая территории ниже могильника, возведенного 03-04.2007г”. “Миграция трития. Впервые на объекте ПЯВ “Кратон-3” установлено присутствие трития в почвенной и поверхностной воде”. “Вывод: Радионуклид трития мигрирует с поверхностной и почвенной (вода из скважины 7) водой”. “В районе МПЯВ “Кратон-3” и “Кристалл” отмечается повышенная активность трития, бета и альфа активности в склоновых и дренажных водотоках” (Справка об инженерно-технических мероприятиях и радиационном мониторинге, выполненных на объекте “Кристалл” и “Кратон-3” в 2006-2008 годах. Главный специалист МОП РС(Я) В.Е.Ушницкий. 20 января 2009 г.); “Наличие во всех 26 пробах подземных вод, отобранных из сети наблюдательных гидрогеологических скважин, карьера трубки “Удачная” и полигонов захоронения дренажных вод радионуклидов трития и стронция -90 свидетельствует о миграции радионуклидов с подземными водами из зоны МПЯВ “Кристалл” в обратных водах обогатительной фабрики №12”. “На обследованной территории в зоне воздействия МПЯВ “Кратон-3” мощность экспозиционной дозы (МЭД) гамма-излучения на поверхности почвы изменяется от 5 до 270 мкР/ч и в 1.2-25 раза превышает уровень естественного радиационного фона (5-13 мкР/ч)”. “В целом, обнаруженные уровни загрязнения в радиоактивном следе изученных радионуклидов (цезий-137, стронций-90 и плутоний-239,240) в почвах превышают их уровни глобальных выпадений на данной территории до 1000 раз”. “Результаты исследования образцов разных видов растений (лиственница, ива, осока, курильский чай, дриада, арктоус красноплодный, мхи и лишайники) показали, что содержание цезия-137, стронция-90, плутония-239,240 и плутония-238 в надземной массе растений варьирует в широких пределах, составляя 0,03 – 27296 Бк/кг воздушно-сухой массы и показывает значительное загрязнение растительного покрова в зоне воздействия аварийного МПЯВ “Кратон-3”, которое от 5 до 5000 раз превышает фоновый уровень” (Госдоклад о состоянии и охране окружающей среды РС(Я) в 2012 году. МОП РС(Я)); “Наличие погребенных горизонтов в аллювиальных почвах поймы р.Марха с высоким количеством цезия-137 на разных расстояниях (0,19, 92 и 625км.) от места взрыва по вектору стока указывает на залповый перенос стоком реки радионуклидов во время высоких паводков в первые годы после аварии”. “В радиоактивном следе на водораздельном склоне р.Марха в настоящее время содержание цезия-137, стронция-90, плутония-239,240 и плутония-238 в изученных видах высших и низших растений варьирует в широких пределах и до 40-5000 раз превышает их фоновый уровень”(Собакин П.И. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук. 2015 г);

Мною приведенные неоспоримые факты свидетельствуют о крайне сложной экологической ситуации, в которой находится данный регион. Река Марха на всем своем протяжении явно пострадала от вездействия аварийных ядерных взрывов “Кристалл” и “Кратон-3”. Факты, которые приведены, давно известны, в первую очередь, в природоохранном министерстве, которое призвано беречь, защищать природу и людей. Когда это министерство экологическую ситуацию в верховьях р.Марха считает благополучной, это — цинично, скажу более точно- преступно! Не поленюсь привести еще одну цитату из известной книги докторов наук П.П.Пермякова и А.П.Аммосова “Математическое моделирование техногенного загрязнения в криолитозоне”, изданной в 2003 году в г. Новосибирске. Так,там сказано: “Естественный распад цезия-137 (период полураспада 30 лет), стронция-90 (период полураспада 29,12 года) до экологически безопасного уровня происходит за 600 лет, а для распада трансурановых радионуклидов плутония-239 (период полураспада 24 000 лет) и плутония-240 (период полураспада 6537 лет) до такого же уровня требуются десятки и сотни тысяч лет”. Вот что натворил Минатом, вернее его подразделение – ВНИПИПТ. Этот институт по всему Союзу производил взрывы и допускал аварии. Аварии из-за его халатности случились и на Мархе. Будучи начальником УЛВР, я близко к себе не подпускал этот институт, как не имеющий морального права появляться в Якутии. Когда УЛВР был ликвидирован, ВНИПИПТ возник у нас тут как тут. Единомышленников нашел быстро, сначала в лице министра В.Григорьева, а затем заменившего его С.Афанасьева. Институт их успешно водил за нос. Сначала самоустранившись от обязанностей, МЭ доверило контроль реабилитационных работ ВНИПИПТ. Ответственный этап работ поручили виновному за аварию институту. Результат известен – были подписаны акты о принятии незаконченных работ. Халтуру принял министр В.Григорьев и расхлебывать это придется будущему поколению за долгие годы. Затем В.Григорьев заявит о том, что “никакой радиации там нет”. А какое понятие о ситуации на аварийных объектах имеет министр С.Афанасьев мы можем судить по его докладу на правительственном часе в Ил Түмэн 6 марта 2019 г. Министр, прочитав написанную чужой рукой доклад, содержание которого подробно изложено выше, так и не смог внятно отвечать на заданные вопросы. На вполне резонный вопрос о лесопожарной безопасности в районе аварий, заданный В.Прокопьевым, вразумительного ответа я от министра так и не услышал. Дело в том, что в случае лесного пожара в том районе экологической катастрофы не избежать: при возгорании погибшего от дозовой нагрузки леса (“мертвого”) и его подстилки (мох, ягель, кусты и т.д., отнесенные к РАО), многократно обагащенная опасными радионуклидами зола смоется в Марху, а радиоактивный дым уйдет куда угодно в зависимости от ветров. Нежелание МЭ заниматься этим крайне важным для окружающей среды и людей проблемой нам не понятно. Вроде понять это не сложно, но из года в год утилизация “мертвого” леса откладывается, решать эту проблему не хотят. Здесь, думаю, угадывается роль ВНИПИПТ, это они долгие годы не хотели признать свою вину, а тут попали в благодатную ситуацию: им доверяют, их встречают с хлебом с солью, дают деньги (или они дают). Смотрим, теперь они уже на Томтор — Таас пришли. Видимо, их устами говорил тогда министр В.Григорьев об отсутствии радиации на самой крупной ядерной аварии 20-го века. Теперь очередь М.Афанасьева говорить об отсутствии радиации в недрах Томтор – Таас? Министр о ситуации в алмазодобывающей шахте ничего толком не сказал. Ведь, там на глубине 600 метров зафиксирован радиоактивный рассол. В целом нужно утвердить, что СОГЛАШЕНИЕ между Правительством РС(Я), Минатомом РФ и АК “Алмазы России-Саха” по экологической реабилитации территорий проведения мирных подземных ядерных взрывов в РС(Я), подписанное 13 января 1999 года М.Е.Николаевым (Президент РС(Я), В.Н.Михайловым (Минатом РФ) и В.П.Дюкаревым (Алмазы России-Саха) до сих пор не выполняется из-за отсутствия контроля со стороны МЭ. В настоящее время АК “АЛРОСА” в первую очередь должна утилизировать “мертвый” лес, и пока этим занимается, должна исключить возможность возгорание леса, строго соблюдать пожарную безопасность в районе. Во- вторых, выполняя требования проекта реабилитации, “АЛРОСА” должна обустроить биохимический барьер с использованием сунтарских цеолитов, прекратить поступление опасных радионуклидов в речную систему. МЭ, как заказчик этих работ, обязано контролировать выполнение реабилитации и добиться ее завершения. Только в этом случае можно докладывать Госсобрание (Ил Тумэн), а затем Центр о соблюдении Закона “О радиационной безопасности… ”.

***

Иван БУРЦЕВ, Отличник охраны природы РС(Я), обладатель Знака Минприроды РС(Я) “За вклад в Живую Природу Якутии” и диплома номинации “Человек алмазного края” за выдающийся заслуги в области экологии и охраны природы. 14.03.2019 г.

Обсуждение • 3

Добавить комментарий
  1. Никодим

    Бурцев любит придумывать страшилки для народа, а ведь кто-то и поверит

  2. Гогия

    К сожалению, тех кто верит предостаточно. Ведь не каждый может разобраться в таком вопросе как радиация. И чем меньше разбирается, тем больше радиофобия. На этом паразитирует сей тип. Везде «превышает в столько то раз!» Никогда не приводит в сравнение предельные нормы. Однако специалисты без труда обнаружат шельмование и достаточно низкий уровень образования. На основе подтасовки берет на себя смелость критиковать власти. Непонятно, для чего.

  3. Вик

    Кстати, автор Иван Бурцев, оказывается, не совсем разбирается там, где себя считает экспертом. Вот пишет о слишком медленном снижении радиоактивности (на его взгляд!) загрязненных участков МПЯВ «Кратон-3» : «… т.е. процесс уменьшения идет очень медленно, хотя цезий-137 и стронций-90 за это время (с 1978 года) должны были полностью распадаться..». Но радиоэколог знает: периоды полураспада цезия-137 и стронция -90 равны примерно 30 и 29 годам соответственно (см.Википедию), и 40 лет – это примерно 1.3 периода полураспада, радионуклиды не могли исчезнуть за прошедшие 40 лет после взрыва при учете их начальных содержаний. Простой расчет показывает, что снижение активности этих радионуклидов за счет распада за этот 40-летний период составит всего в 2.5 раза! Так что И. Бурцев, всяко, будучи начальником УЛВР не раз бывал на МПЯВ «Кратон-3» и знал содержание цезия -137 и стронция-90 в почвах, но тем не менее ныне совершенно напрасно ожидал их исчезновения! Надо дольше времени — не менее 7-10 периодов полураспада для существенного снижения их активности за счет радиоактивного распада.
    Таким образом, далее статью можно уже не читать – цифры, как видим, от лукавого. А пугать людей псевдонаучным выступлением, пользуясь их незнанием, это — не хорошо. Это как натренированному боксеру бить обычных беззащитных людей на улице.

Оставить комментарий    

Россельхозбанк
АЯМ