Курс валют
$
60.9
0.28
62.54
0.02
Курс валют
Курс валют
$
60.9
0.28
62.54
0.02
Меню
Поиск по сайту

«Я видел поддержку тысяч знакомых и незнакомых мне людей» – глава Нюрбинского улуса

18.07.2022 (4 недели назад) 12:27 4
«Я видел поддержку тысяч знакомых и незнакомых мне людей» – глава Нюрбинского улуса

Алексей ИННОКЕНТЬЕВ о своем выдвижении на выборы и личном

Страшная трагедия, произошедшая в июне в семье главы Нюрбинского улуса, породила множество слухов и версий. Мы не будем мусолить очередные, но ТайгаПост попытался найти ответ на вопрос, которым сегодня задаются нюрбинцы: пойдет ли Алексей ИННОКЕНТЬЕВ на сентябрьские выборы, и насколько взвешенным, если хотите, адекватным будет его решение.

С Алексеем ИННОКЕНТЬЕВЫМ мы познакомились в апреле этого года, когда брали у него интервью. Думаем, оно стало одним из лучших в истории ТайгаПост. Мы увидели сурового северного мужчину, за внешней скупостью эмоций которого скрывается разносторонний, неравнодушный, интересный человек. Пользуясь этим знакомством, 15 июля мы набрали номер Алексея Михайловича.

Каждый нормальный человек глубоко сопереживал главе Нюрбинского улуса. Он поставил условие: не касаться обстоятельств его личной трагедии, но согласился рассказать, что его сегодня поддерживает, и готов ли он идти на выборы главы района.

Алексей ИННОКЕНТЬЕВ, глава Нюрбинского улуса:

– У меня что осталось то? Только работа. Я буду работать ради моих девчонок – жены, дочери. Мне сыну надо помогать, внучку поднимать. Это личные мотивы, которые движут сегодня мною. Но у меня есть и обязательства перед земляками, перед моей командой. У нас большие планы, которые мы должны реализовать за следующие пять лет, после этого можно уходить на пенсию.

– Вам сейчас 53 года. Через пять лет готовы уйти на покой?

– Я уйду с должности главы Нюрбинского улуса. Пусть дальше его развивают молодые. Это осознание пришло ко мне не в последние недели, но еще пять лет нам нужно, чтобы кардинально изменить жизнь в Нюрбинском улусе. Потом отойду от дел, но пенсия – это, конечно, фигурально. Буду работать, может быть, на республиканском уровне, может, вернусь в бизнес, пока не знаю… Но что мне теперь осталось, кроме как работать.

– Были люди, которые в соцсетях разве что открыто не радовались тому, что случилось с вашей семьей…

– Да таких пять-десять человек было, а я видел не их, а поддержку тысяч знакомых и незнакомых мне людей. Жители Нюрбинского района были со мной, я чувствовал их поддержку, они придавали мне силы. Товарищи по партии (Иннокентьев выдвинут на должность главы Нюрбинского улуса «Единой Россией»), одноклассники, однокурсники, друзья, знакомые… Айсен Сергеевич (Николаев, глава Якутии) меня очень поддержал. Много было слов поддержки со стороны совершенно незнакомых мне людей.

Я всем очень благодарен. И я видел, что они со мной. А те пять-десять человек, что писали и продолжают писать гадости… Я всех простил. Был атеистом, но теперь прихожу к Богу. Скажут, что трагедия меня изменила. Да. В чем-то я, наверное, стал другим человеком. Я всех простил. И никому, какие был гадости про мою семью не писали, я никогда не пожелаю пережить что-то подобное.

– Алексей Михайлович, из ваших слов следует, что вы готовы продолжить борьбу на выборах главы Нюрбинского улуса, что пройдут 11 сентября. Это ваше личное решение или, может быть, вас подталкивают к нему? Грубо говоря, команда не хочет расставаться с властью.

– Моя команда для меня важна. Но все решения в итоге принимаю сам. Так было и так будет. Когда сам принимаешь решения, сам и несешь ответственность за них. Считаю, что руководитель должен работать именно так. После того, что случилось, ко мне никто не приходил с вопросом, буду ли я выдвигаться на выборы. Через несколько дней я сам собрал своих людей и объявил, что работаем в прежнем режиме, никакие планы не меняются.

– Можно немного подробнее о планах?

– Все жители Нюрбинского улуса сейчас заточены на 2027 год, когда у нас пройдут спортивные игры народов республики. За те пять лет, что я возглавляю район, мы трижды подавали заявки и два раза получали отказ.

– Чего не хватало поначалу? Опыта?

– Наверное, умения лоббировать интересы улуса, что, конечно, приходит с опытом. Прежде всего, нам удалось добиться консолидации, которой у нюрбинцев не было многие годы. Мы стали одним целым. И даже те, кто уехал из улуса, всячески ему помогают, остаются нашими. Поэтому с третьего захода мы победили. Но это не просто спортивные игры, а шанс провести кардинальные изменения и улучшить жизнь наших людей.

Мы живем на алмазах, сейчас Накын хорошо развивается. И каждый, не важно в селе или городе, должен почувствовать изменения. АЛРОСА пришла к нам надолго, и компания заинтересована в том, чтобы Нюрбинский улус стал драйвером не только Вилюйского региона, но и всей республики. Это мировая практика: где идет добыча алмазов, там вся жизнь преображается. А Накынское месторождение – ведущее в системе АЛРОСА.

На этот счет в последние месяцы у меня были обстоятельные разговоры с Айсеном Сергеевичем Николаевым и Андреем Владимировичем Тарасенко (председатель правительства РС (Я)). В 2027-м пройдут не просто игры, под которые мы должны возвести новые спортивные объекты и реконструировать действующие, они дадут толчок в развитии всего Нюрбинского района. Будет меняться менталитет людей, что мы, нюрбинцы, впервые за 30 лет добились права провести у себя такое мероприятие.

– Вы наверняка изучали опыт других улусов, где проходили подобные спортивные игры. Там жизнь и менталитет поменялись?

– У нас принципиально другой подход. Да, мы будем строить спортивные комплексы в Нюрбе и соседних селах. Не все 19 наших поселений будут охвачены соревнованиями, но это проблема транспортной доступности. Тем не менее, под игры мы везде запланировали новые социальные объекты. Я так и говорю в Якутске: у нас не только Нюрба, Антоновка, Чаппанда и Кюндядя, все жители улуса должны почувствовать изменения.

Мы продолжим вкладывать в развитие собственные средства, в том числе дивиденды АЛРОСА. Но под 2027 год уже определены источники республиканского и федерального финансирования. Это целый комплекс мероприятий, включающих асфальтирование, уличное освещение, водоснабжение и водоотведение, строительство. Буду добиваться, чтобы в проект было вовлечено как можно больше наших людей.

Нынешний год в Нюрбинском улусе объявлен Годом народных инициатив. Лучшие проекты мы поддерживаем деньгами. Среди приоритетных направлений развитие сувенирного производства, народных ремесел, гостиничного бизнеса – все то, что объединяет понятие «индустрия гостеприимства». Это огромная программа, которую начинали вместе с моей командой, и я должен ее закончить.

Из первоочередных задач: в следующем году начнем реконструкцию аэропорта, строится высоковольтная ЛЭП Сунтар-Нюрба, крайне необходимая нам. И в августе подписываю соглашение с «Сахатранснефтегазом» о подключении Нюрбинского улуса к газовой системе. Каждый из этих проектов станет серьезным шагом к развитию улуса. Даже аэропорт, хоть мы и не каждый день в нем бываем, это не просто пункт, где жители и гости проводят пару часов, а если хотите, лицо улуса. Хоть и говорят, что людей провожают по уму, но встречают то все-таки по одежке…

– Едва ли не все руководители Нюрбинского улуса как мантру повторяли слово «газификация». Это не будет очередным предвыборным соглашением, которое благополучно останется в ящике стола?

– Такой масштабный проект как газификация улуса не зависит только от желания его жителей и руководителей. Мы несколько лет обсуждали его с правительством и «Сахатранснефтегазом» и, наконец, вышли на некие договоренности. Да, это рамочное соглашение, но в нем будут прописаны вполне конкретные шаги. Труба придет к нам, конечно, не завтра – программа рассчитана на шесть лет. Поэтапно будем переводить на газ сначала котельные, а потом каждый желающий получит возможность перевести свой дом на газовое отопление. Это еще один шаг, причем серьезный, к кардинальному изменению жизни в Нюрбинском улусе.

Ну, и дороги, конечно. Я читал, как вы побывали в Хоруле. Еще несколько лет назад я туда на тракторе полтора суток ехал, а вы за два часа на легковушке добрались. Теперь наша главная задача обеспечить круглогодичное сообщение с Малыкайским кустом. Там есть серьезные подвижки, но это тема для отдельного разговора.

– Местный блогер Олесь Гераймович выпустил несколько видеорасследований с недостатками на строящихся объектах Нюрбинского улуса. Кадры многих шокировали, как вы можете их прокомментировать?

– Когда кто-то работает, бывают ошибки. Да, может, где-то ослабили внутренний контроль. Но все, что он снимал, это слишком натянуто.

– Натянуто-не натянуто, а уголовное дело по строительству школы-сада в Чукаре возбуждено…

– Прокуратура обязана реагировать на подобные видео. Следователи разберутся, в чем дело. Никаких обвинений, во всяком случае пока, там никому не предъявлено. Мы еще осенью прошлого года выявили эти недостатки. И наше муниципальное инженерно-строительное управление, выступающее заказчиком, выдало подрядчику предписание их устранить. Зимой, понятно, никто этим заниматься не может. А с началом строительного сезона подрядчик обязался все исправить.

Так что это якобы расследование Олеся построено на наших же документах. Повторяю, ошибки бывают у всех, кто работает, но никакой коррупционной составляющей, никакого непоправимого ущерба не выявлено. Если подрядчик что-то наворотил, он исправит это за свой счет. В Чукаре сейчас уже все нормально, школа строится. Садик в Нюрбачане, где тоже побывал Олесь со своей камерой, начали строить еще при главе Борисе Попове. Но всех собак хотят повесить на меня. За все, что сделал, я готов отвечать. Но давайте отделять мух от котлет.

– Расследования Гераймовича удивительным образом совпали с началом избирательной кампании главы Нюрбинского улуса. Может, это что-то личное? Якобы, по его словам, у вас по молодости произошел какой-то конфликт на дискотеке.

– Нет, ничего такого не было. Во всяком случае, я такого не помню. Если что-то и было, то неужели Олесь столько десятилетий на меня зуб точил… Вряд ли. Ну да, его превращение из рыболова в правдоруба произошло аккурат к началу нынешней избирательной кампании, случайность это или нет, лучше говорить с Олесем.

Я стараюсь не читать то, что пишут про меня. За несколько дней до трагедии проснулся утром, а моя Надя плачет, начитавшись про меня в ватсапе. Я махнул рукой, сказал: не читай всякую ерунду, и пошел готовить завтрак (замолчал). Если бы можно было жизнь открутить назад как кинопленку, многое было бы по-другому. Я всю жизнь был в работе, мало времени проводил с семьей. Когда этого лишаешься, понимаешь, какие ценности истинные. Сергей, береги Айталину. Не хочу тебя учить, просто послушай…

 

После паузы Иннокентьев сменил тему:

– Я три дня как вышел на работу. Конечно, все на меня смотрели, как выгляжу, чувствую себя, не мертвый ли. Я не могу быть слабым, неуверенным. Если руководитель потерянный, какая мотивация может быть у подчиненных? Собрал коллег и сказал: все идет по плану, никаких изменений не будет. Много времени провожу на работе, среди людей. И после работы стараюсь с кем-нибудь поговорить. Может быть, это спасение.

– Алексей Михайлович, говорят, что вы вспыльчивый, импульсивный человек. И после пережитого можете сорваться, именно для этого вас и провоцируют недруги в соцсетях.

– Я очень стрессоустойчивый. И никогда не давал волю своим первым эмоциям. Если бы такое было, то не проработал бы больше 20 лет в органах власти – меня бы просто вышибли. К чему озлобляться, я всех отпускаю, Бог им судья.

Почему-то меня считают угрюмым, резким… Мы, северные люди, вообще скупы на внешние эмоции. И я не умею по заказу смеяться или плакать. Как-то с семьей ходили фотографироваться. Мне доча говорит: «Папа, улыбнись! Папа, улыбнись!». А я не могу. Я смеюсь или улыбаюсь, когда мне хорошо, а не когда надо.

Я сумел пережить случившееся только благодаря поддержке людей. В первый день будто земля ушла из-под ног. Не понимал, где и как найти точку опоры. Благодаря людям все выдержал. Это самое ценное, что со мной навсегда останется. Всегда был бойцом и им останусь, меня не сломить. Я вернулся.

Помните кадр из «9 роты», где прапорщика спрашивают: что будешь делать после войны? «Пить буду» «А потом?» «Пить буду» «А потом?» «Встану, умоюсь и пойду работать». Я не должен сейчас думать только о себе, как мне тяжело и плохо. Со мной сын мой, внучка моя, коллеги, единомышленники, жители целого улуса. Что, я их покину? Наши начинания, наши планы нужно реализовать до конца. Если сломаюсь, кто будет направлять, поддерживать?

Это не пафосные слова. Я поставил перед собой цель и буду все делать для земляков. Чтобы в каждой семье хоть немножко достатка прибавилось, чтобы нам завидовали другие, как мы живем, развиваемся. Если будет много нормальных успешных людей, от этого всем хорошо будет. Я не сломаюсь, у меня есть цель и остались силы. Жена с дочей пока не снятся. Говорят, после 40 дней приходят. Вот такие дела… Если я сломаюсь, что скажут мои девочки…

***

Источник: Сергей СУМЧЕНКО, Айталина НИКИФОРОВА, ТайгаПост

Обсуждение • 4

Добавить комментарий
  1. СахаЛайф

    горько плачет….

  2. Зена

    готов ли он идти на выборы главы района?
    А прокурор допустит этого?

Оставить комментарий    

Школа-интернат для неслышащих обучающихся
Шиномонтаж Левша

Красивые окна
СахаСтройПлит
Новостройки якт ру
Сахатранснефтегаз
Стоматология 32